Интересное

Безусловный базовый доход: утопия или веление времени?

19 мая 2020

8 мин

Поделиться в соцсетях

Владимир Рожанковский

Финансовый советник консалтинговой компании «Эмкварта»

Финансы

Идея безусловного базового дохода (ББД) снова начала витать в воздухе по мере того, как международный бизнес, финтех-компании и СМИ всё чаще и чаще стали использовать фразу «искусственный интеллект» (AI). Компании, завязанные на «умной» цепочке виртуальных процессов, как выяснилось, обладают самой высокой рентабельностью и оценками рынка (вспомним, что именно акции Amazon и Apple, а не Exxon Mobil и Boeing достигли недавно триллионных отметок в своей рыночной капитализации).

Искусственный интеллект в состоянии самостоятельно воспроизводить гораздо более высокую экономическую добавленную стоимость по сравнению даже с самым производительным и интенсивным физическим или умственным трудом человека. Сбылась мечта писателей-фантастов вроде Клиффорда Саймака и Айзека Азимова: можно расслабиться, теперь нас обслуживают роботы?

Да нет, скорее, роботы постепенно отбирают у человека его классические профессии, и процесс этот после пандемии коронавируса, предупреждают видные западные экономисты, в числе которых нобелевские лауреаты Пол Кругман и Генри Киссинджер, только ускорится.

Теперь всё больше людей не смогут работать так, как они работали в «старые добрые»: в современных офисах или на автоматизированных фабриках, имея при этом страховки на всю семью, персональные пенсионные планы и социальные пакеты. Владельцы бизнеса понимают, что только путём максимального использования современных технологий искусственного интеллекта они могут снизить издержки и оставаться конкурентоспособными в мире остывающего потребительского спроса.

Но что делать государству со всеми этими профессионалами-специалистами, потратившими долгие годы на обучение, получившими признание, но оказавшимися внезапно невостребованными? Переучивать водителей такси на инструкторов виртуальных автошкол, а кассиров супермаркетов на товароведов онлайн-магазинов? Всем понятно, что здесь и арифметика не та, и затраты государства огромны.

В поисках главного бенефициара ББД: экономика или потребитель?

Экономика любой, даже беднейшей страны как минимум на 50% зависит от внутреннего потребительского спроса. Для развивающихся стран экспорт крайне важен, он позволяет привлекать в экономики этих стран валюту. Однако сама экономика всегда была, есть и будет зависима от активности внутренних покупателей: если она низкая, то увеличение экспорта приводит лишь к росту пассивных резервов, но экономический маховик при этом крутится медленно.

Люди, потерявшие работу и получающие пособия по безработице, покупают лишь продовольствие и предметы первой необходимости, которые имеют минимальную добавленную стоимость. Чем больше таких людей, тем медленнее растёт экономика, тем ниже в ней рентабельность и наукоёмкость.

ББД и инфляция

Многие скажут, что ББД опасен разгоном инфляции. Нельзя отрицать, что увеличение денежной массы — это классический инфляционный триггер. Но мы вновь возвращаемся к классической экономической модели, где бизнесмен всегда повышает цену, как только видит возможность продать свой товар дороже (недавно была возможность ещё раз убедиться в этом на примере 500%-ной розничной маржи на медицинские маски в период вспышки вируса), то есть когда спрос превышает предложение.

ББД будет резко инфляционен в тех экономиках, где он приведёт к росту спроса на фоне ограниченного предложения, но при обратной картине, как, например, в России, инфляционные процессы не начнутся до тех пор, пока предложение будет существенно превышать спрос.

Дилемма «курицы и яйца»

Идея ББД получила наибольшую популярность в тех странах, которые — осознанно или нет — придерживаются кейнсианских взглядов. Европа, к примеру, в последние десятилетия страдает от вялого спроса, связанного с низкими доходами новых иммигрантов (это, как правило, арабско-мусульманские беженцы): её промышленность достаточно эффективна, но внешние рынки сужаются, а внутренний потребитель всё чаще думает о хлебе насущном. ББД позволил бы решить эту проблему и скорейшим образом интегрировать этих людей в основной цикл производства и потребления. Поэтому во многих странах Старого Света ответят, что спрос-таки первичен. Но японцы после трёх десятилетий стагнации, скорее всего, задумчиво покачают головой и уйдут от ответа.

ББД «с обременением»: как превратить ББД в адресный грант?

Истории самозатухающей волны экспериментов с введением или попытками введения ББД правительствами разных стран, о которых речь пойдёт ниже, связаны с одним и тем же внутренним общественным конфликтом. Доля скептиков — той части общества, которая отвергала эту идею из-за понимания, что на помощь бедным пойдут не какие-то абстрактные государственные деньги, а налоги тех, кто считает себя успешным лишь благодаря собственному непосильному труду, — начинала непрерывно расти, как только эти программы начинали действовать. Это — то, что роднит такие разные страны, как Финляндия, Канада или Намибия.

Тут получается настоящий казус: люди, как правило, с состраданием относятся к менее удачливым членам общества, понимая, что жизнь у всех складывается по-разному, но при этом, если речь идёт о помощи за их счёт (пусть даже опосредованно, через налоги), постепенно, но неизбежно начинают от государства требовать отчёта об эффективности, что разрушает глубинную суть ББД («б» — безусловный).

Фондирование за счёт «печатного станка» имеет зыбкий фундамент, и уже второй-третий годовой бюджет страны начинает рассматривать эту статью с фискальных позиций.

Если принять неизбежность того, что ББД всегда становится фискальным бременем общества и государства, то, возможно, необходимо в это понятие ввести элемент состязательности. В идеальной новой модели общества ББД мог бы быть прописан как конституционная гарантия каждому гражданину данной страны, но при этом гражданин, в свою очередь, должен нести определённые встречные обязательства перед государством. Самое важное — это то, что человек, получающий ББД, должен использовать дарованное ему право «не думать о хлебе насущном» и непрерывно, количественно и качественно самосовершенствоваться. Возможно, условием исполнения такого общественного гранта могло бы быть обязательство со стороны акцептора выучивать в год хотя бы одну новую дисциплину или осваивать новый навык, или, скажем, помогать по хозяйству одному одинокому пожилому человеку, или высаживать саженцы вокруг своего многоквартирного дома и ухаживать за ними и т. д. и т. п.

Об этом, определённо, стоит задуматься, поскольку в новую эпоху AI такое распределение богатства государств могло бы оказаться не просто гуманным, но очень эффективным и способным перезапустить остывающую мировую экономику.

Опыт стран по введению ББД

Горячие финские парни

Пожалуй, наиболее известными экспериментаторами по введению ББД на сегодняшний день являются Швейцария и Финляндия.

С 2017 по 2019 год 2000 финнов в течение двух лет получали в месяц по 560 евро. Участники эксперимента были безработными, малоимущими и не старше 28 лет. Власти надеялись, что безусловная выплата заставит трудоспособных, но малообеспеченных людей стать более активными на рынке труда. Но наблюдения не привели к желаемому результату: оказалось, что они не были существенно более активными в поиске работы, чем прочие безработные, хотя сами участники контрольной группы сказали, что данная сумма «позволила им повысить веру в себя».

Финский эксперимент с базовым доходом к настоящему времени, по сути, единственный в своём роде. Подобные идеи до этого озвучивались в Канаде, Швейцарии, Италии и даже Намибии, но от них отказались якобы из-за прекращения бюджетного финансирования, хотя на самом деле, скорее всего, из-за внутриполитических распрей.

Часы, шоколад, горные лыжи и франки

Швейцария — наиболее интересный пример, поскольку швейцарцам в этом проекте удалось продвинуться дальше других, и она была первой страной, выдвинувшей подобную идею на общенародный референдум. В середине 2016 года за это предложение проголосовало 23,1% жителей кантонов или почти 569 000 человек. В Базеле идею одобрили 36% людей, а столица Берн получила 40%-ное одобрение! Но согласно исследованию Gfsbern, даже большинство проголосовавших «против», или в общей сложности 69% швейцарцев, ожидали второго голосования, которого они в итоге так и не дождались.

Фискальные кастаньеты против «невидимого врага»

Последней в ряду экспериментаторов засветилась Испания. Здесь чистоту эксперимента нарушила эпидемия коронавируса, поэтому можно с уверенностью оценить заботу государства о своём народе в трудное время, но чем именно оно хотело помочь рядовым испанцам, тут могут быть разные мнения.

В начале апреля 2020 года правительство Испании приняло решение выплачивать нуждающимся дополнительные суммы — Ingreso Mínimo Vital Puente («вводный минимальный жизненный доход»).

Эти выплаты должны были осуществляться независимо от стандартных социальных выплат: пособия по безработице, бесплатной еды и одежды нуждающимся, социального жилья и пенсий. Почему мы не можем без оговорок причислить эту инициативу к классическим примерам ББД? Правительство Испании ввело ограничения на тех, кто имел право на эти выплаты. Это должны были быть люди с доходом менее 200 евро в месяц, семьи с доходом на каждого члена семьи менее 450 евро, то есть здесь мы скорее имели дело не с ББД, а с целевыми государственными субсидиями. Также обращает на себя внимание тот нюанс, что катализатором этой идеи стала эпидемия коронавируса и карантин, в результате которого многие люди остались без работы и без средств к существованию. То есть в иной ситуации она, скорее всего, не сформировалась бы.

Новый соответствующий законопроект был предложен, но пролежал под сукном слишком долго и был «благополучно» забыт.

Финансы

Владимир Рожанковский

Финансовый советник консалтинговой компании «Эмкварта»

Поделиться в соцсетях

Статья была вам полезна?

Да

Нет