Ближе к столу: как в мире меняется подход к продовольственной безопасности
  • АПК

Ближе к столу: как в мире меняется подход к продовольственной безопасности

  • 6 мин
  • 295

Пандемия COVID-19 показала уязвимость систем производства и поставок продуктов питания по всему миру: пищевые заводы сокращали производство и вставали, фермеры не могли собрать урожай и реализовать продукцию, менялись планы экспортёров и импортёров. Это, как и падение доходов населения, дало повод по-новому взглянуть на мировую систему продовольственной безопасности.

Кризис системы

Что такое продовольственная безопасность? Согласно международному определению, она считается достигнутой при наличии у всех людей постоянного физического, социального и экономического доступа к достаточному количеству безопасной и питательной пищи, позволяющей удовлетворять их пищевые потребности и вкусовые предпочтения для ведения активного и здорового образа жизни.

По прогнозу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), пандемия COVID-19 может добавить в 2020 году к общему числу голодающих в мире (до локдауна это было около 690 млн человек, или 8,9% населения планеты) ещё 83 млн — 132 млн человек. К 2030 году общий показатель может превысить 840 млн человек.

>840 млн

может достигнуть число голодающих в мире к 2030 году 

Кризис, вызванный влиянием коронавируса, не только усугубил положение наиболее уязвимых групп населения, но и продемонстрировал недостатки современной модели поставок продовольствия — длинной и сложной цепочки, отмечает заведующий кафедрой агроэкономики экономического факультета МГУ Сергей Киселёв. Это касается даже стран с изобилием продуктов питания. Возникновение панических настроений, усиление протекционизма, ограничения торговли — характерные явления в условиях пандемии, перечисляет эксперт.

Как отмечается в обзоре консалтинговой компании Deloitte, из-за карантина во Франции и Германии фермерским хозяйствам не хватало 200 0000 работников, в Испании — 150 000 трудящихся, из-за чего часть урожая осталась неубранной. В схожих условиях оказались хозяйства в ряде штатов США. Из-за вспышек заболевания в стране закрылись несколько крупных мясоперерабатывающих заводов. Результатом стали не только перебои поставок в магазины и рост цен — фермерам стало некуда сбывать скот. Снижается производство мяса в Бразилии, которая является вторым после США производителем мяса в мире. Доходит до казусов. Например, Филиппины и Гонконг начали отказываться от импорта бразильского мяса птицы, якобы обнаружив в нём следы COVID-19.

Как подсчитало Deloitte, 29 государств ввели ограничения на поставки продовольствия с целью поддержки внутреннего рынка и роста национальных производственных мощностей. Франция, Япония и США выбрали этот подход приоритетным, хотя Евросоюз выступает против такой политики. В настоящее время Еврокомиссия готовит план продовольственной безопасности Евросоюза на случай возникновения кризисов, в том числе планируется обновить законодательную базу.

29 государств

ввели ограничения на поставки продовольствия с целью поддержки внутреннего рынка 

Риски сбоя системы возрастают при неблагоприятном сценарии развития пандемии. И если страны не смогут выстроить совместное управление ситуацией, то начнёт зарождаться политика изоляционизма, отмечают эксперты Deloitte. Введение странами-экспортёрами ограничений для сохранения национальных запасов будет негативно влиять на импортёров, приводя к дефициту и росту цен на продукты питания. «Ограничения на поставки за рубеж аукнутся и на внутренних рынках. В этом случае производства будут сталкиваться с падением рентабельности и сокращаться. А это в конечном счёте приведёт к новому витку нехватки продуктов и инфляции», — обращает внимание директор Института аграрной политики Высшей школы экономики Евгения Серова.

Стратегия России

В России десять лет назад была принята Доктрина продовольственной безопасности. А в начале 2020 года утверждена вторая редакция Доктрины, расширенная, в том числе показателями по самообеспеченности овощами и фруктами, семенам отечественной селекции. Один из центральных аспектов документа: Россия должна быть в высокой степени независима от импорта и самодостаточна по производству основных продуктов питания.

Хотя акцент сделан на АПК, предусмотрены и другие направления для достижения цели: от развития транспортно-логистической инфраструктуры и создания условий для расширения торговли до снижения уровня бедности, обеспечения приоритетной поддержки наиболее нуждающихся слоёв населения, поясняет Сергей Киселёв. В рейтинге Глобального индекса продовольственной безопасности Россия в 2019 году поднялась с 43-го на 42-е место из 113.

42-е место

занимает Россия в рейтинге Глобального индекса продовольственной безопасности 

«Россия выбрала консервативный, самый надёжный способ обеспечения продовольственной безопасности: своё производство основных продуктов питания. В основном так в мире не работали», — говорит руководитель центра компетенций в АПК консалтинговой компании KPMG Илья Строкин. Те же США и Китай являются одновременно крупными и экспортёрами, и импортёрами продовольствия. Новая Зеландия, которая производит премиальные виды мяса и молока, экспортирует свою продукцию, а сама потребляет мясо из Австралии — так экономически выгоднее, перечисляет эксперт. В условиях закрывающихся границ и торговых войн такой подход оказался небезопасным.

По мнению Сергея Киселёва, пандемия COVID-19 показала, что отражённый в Доктрине подход в значительной степени способствовал ответу на современные вызовы. Программа импортозамещения, напоминает он, была заложена в России в «нулевых» годах, когда были приняты проекты поддержки АПК. Продэмбарго, введённое в 2014 году как ответ на санкции, ускорило этот процесс. Как сообщал глава Минсельхоза России Дмитрий Патрушев, в 2020 году по зерну, мясу, рыбе и ряду других видов продукции будут выполнены показатели Доктрины, по молоку и семенам удастся приблизиться к установленным ориентирам.

Сейчас у отрасли ещё одна задача — наращивание экспорта, учитывая, что птицеводство и свиноводство уже на пороге перепроизводства.

Новые задачи

Обеспечить производство в стране ключевых продуктов питания — полдела. «Помимо достижения самообеспечения, необходимо решать задачи по сбалансированности питания — с точки зрения макро-, микронутриентов, витаминов и минералов», — говорит Сергей Киселёв. Так, в России остаётся сложной ситуация по потреблению молока: показатель снижается несколько последних лет и по итогам 2019 года составляет 229 кг на человека в год при норме 325 кг. Отстаёт от рекомендованного уровня потребление овощей и фруктов. «Внутри благополучной категории — зерновые продукты — тоже есть вопросы: уменьшается потребление ржаного хлеба. Сохраняется дефицит йода, железа, витамина Д», — перечисляет Сергей Киселёв. Согласно исследованию Росстата, в 2018 году при недостаточном потреблении россиянами витаминов и питьевой воды калорийность их среднесуточного рациона значительно превышала норму.

Проблема скрытого голода, то есть нехватки необходимых микроэлементов, — общемировая проблема. «Доступ к пищевым продуктам до сих пор представляет собой серьёзную проблему, но ещё большая проблема — это доступ к здоровому питанию», — говорится в докладе ФАО. По данным организации, здоровое питание обходится в среднем в пять раз дороже, чем рацион на основе продуктов с высоким содержанием крахмала.

С неправильным питанием питания связано ожирение и сердечно-сосудистые заболевания, аллергия и многие другие заболевания, отмечает Евгения Серова. Если в 2012 году, по данным ФАО, ожирением страдало 11,8% взрослого населения, то в 2018 году — уже 13%. В России, по данным прошлого года, ожирение имеют 17,8% мужчин и 24,5% женщин.

1,2%

на столько увеличился процент населения России, страдающего ожирением с 2012 по 2018 год

«В связи с влиянием COVID-19 в России вряд ли резко снизится объём потребления продуктов питания. Но потребитель пойдёт в более низкий ценовой сегмент, качество продукции в котором, как правило, ниже», — предполагает Евгения Серова. Кроме того, высокие риски для здоровья потребители таит в себе фальсификат, доля которого может возрасти при попытках производителей удешевить продукцию, замечает Сергей Киселёв.

Доходы населения быстро не поднять, но потребность в полноценном питании нельзя отложить. Поэтому особое значение приобретает реализация программ продовольственной и материальной адресной помощи, дошкольного и школьного питания.

Евгения Серова

директор Института аграрной политики Высшей школы экономики

Есть возможности и для расширения благотворительности. Ещё весной фонд продовольствия «Русь» — основной «банк еды» для благотворительности — обратился в Совет Федерации с просьбой освободить от НДС продукты, которые компании безвозмездно передают на благотворительность. Сейчас излишки продукции выгоднее уничтожить, чем отдать нуждающимся. Но пока вопрос не решён.

Испытав шок от коронавируса, страны в той или иной степени будут повышать уровень самообеспечения продовольствием, в том числе поддерживать местное фермерское производство. Россия, начав программу импортозамещения задолго до пандемии, смогла избежать серьёзных проблем с поставками продуктов питания и продолжает развивать агроэкспорт. Однако на фоне сокращения доходов населения ключевой задачей остаётся обеспечение экономической доступности здоровой еды.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё