Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Промышленность

COVID и дефицит: почему дорожает мебель

Тимур Иртуганов

Тимур Иртуганов

генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России
  • 6 мин
  • 433

С 2017 года объёмы производства мебели в России росли на 20—25% в год, но в мае 2020-го ситуация в мебельном бизнесе была близка к катастрофе. Пессимистичные прогнозы допускали падение производства на 30% и банкротство трети предприятий. Если торговля мебелью, наряду с другой непродовольственной розницей, вошла в перечень наиболее пострадавших отраслей экономики, то производство — нет. Тем не менее во II полугодии 2020 года ситуация в отрасли стала выравниваться. Рост объёмов производства по итогам года составил 6,8% в денежном выражении.

Ситуация начала меняться уже в июне, когда открылась розница. С этого момента пошёл по нарастающей ажиотажный спрос на мебель, который позволил отрасли выйти в небольшой плюс. Сыграл свою роль и экстренный переход в онлайн. За 2—3 месяца многие предприятия выполнили свой доковидный трёхлетний план по наращиванию объёмов онлайн-продаж.

Ёмкость российского мебельного рынка в 2020 году — почти 540 млрд рублей, но производством мебели в России в основном занимается даже не средний, а именно малый и микробизнес. По соответствующему коду ОКВЭД зарегистрировано 18,5 тысячи юридических лиц и 27 тысяч индивидуальных предпринимателей. При этом у мебельных производств сложная структура ценообразования. Это продукция самого высокого передела в отрасли. Её себестоимость зависит от цен на лес, на металл, фурнитуру и мебельную плиту, а также от курса национальной валюты. 95% мебельной фурнитуры — импортного происхождения. В марте-апреле 2020 года фурнитура в течение двух недель подорожала на 20%. Вместе с ростом цен на металл дорожали пружинные блоки для мягкой мебели и матрасов. К сентябрю наметился дефицит металла, потому что не были скорректированы квоты для внутреннего рынка на фоне растущей потребности экспортёров.

18,5 тысячи

юридических лиц и 27 тысяч

индивидуальных предпринимателей занимаются производством мебели в России

Ориентируясь на платёжеспособный спрос, производители мебели сдерживали рост цен за счёт оптимизации ассортимента и скидок. В результате такого сдерживания рост производства в финансовом выражении (+6,8%) в 2020 году впервые за много лет был ниже, чем в натуральном (+15,2%).

Что вызвало рост цен на мебельную плиту

В середине осени 2020 года возник серьёзнейший дефицит основного материала для производства мебели — древесно-стружечных плит, ДСП и ЛДСП. Дефицит сопровождался серьёзным ростом цен на эту продукцию.

Пандемия COVID-19 поломала обычную сезонную структуру спроса на мебель, которая предполагает выраженный период спада в феврале-марте и период подъёма продаж в августе-сентябре.

В обычные годы в течение низкого сезона производители мебельной плиты накапливают запасы товара. Их дилеры вкладываются в покупку плиты, организуют её хранение и доставку в отдалённые регионы, где нет собственных плитных производств.

К маю-июню 2020 году товарный запас плиты не был создан. Весной дилеры практически не выкупали плиту, а производители сокращали объёмы производства либо выходили на экспортные рынки. Но уже в сентябре стал возникать серьёзный дефицит, увеличились сроки поставки. К октябрю плиты на рынке просто не было. Крупные мебельные объединения говорили о том, что в течение октября-января 2020—2021 года они могли производить и продавать на 30% больше мебели, если бы не дефицит плиты.

Рост цен на химию на мировых рынках также оказал влияние на производителей плиты. Объёмы российского производства меламина и изоцианатов остаются недостаточными для удовлетворения потребностей внутреннего рынка. Многие химические компоненты для производства мебельной плиты вообще не производятся в России.

Для производителей плиты в течение первого полугодия 2021 года цена на круглый лес выросла более чем в два раза.

В конце декабря 2020 года Федеральная антимонопольная служба начала расследование в отношении производителей древесно-стружечных плит в России. Изучив механизмы ценообразования, специалисты ФАС пришли к выводу, что никаких нарушений нет.

Следует отметить, что благодаря контролю Минпромторга к лету 2021 года производители ДСП снизили объём экспорта в пользу поставок на внутренний рынок. Также в течение 2022—2023 годов ожидается ввод новых мощностей по производству ДСП в России, ориентированных на внутреннего потребителя.

Потенциал экспортных рынков

Мебельная и лесоперерабатывающая промышленность вошла в 2020 год, уже имея ряд острых нерешённых проблем на экспортных рынках. Во время пандемии к ним добавились новые.

Одна из «старых» проблем — экспортные барьеры в Индии. Продукция ЛПК российского происхождения облагается в Индии сложносоставной пошлиной, которая составляет в сумме около 30%. В результате российская продукция остаётся неконкурентоспособной на очень перспективном и объёмном индийском рынке. Проблему можно решить только на уровне межправительственных соглашений, но сейчас, после пандемии, проведение межправительственной комиссии усложнилось, вопрос остаётся нерешённым.

В 2018 году Турция в одностороннем порядке увеличила на 20% пошлину на российскую фанеру. Этот рынок тут же был занят производителями из Прибалтики. В рамках бизнес-соглашений вопрос также не может быть решён, он требует господдержки.

С 1 января

2022 года будет введён запрет

на экспорт необработанной древесины

В октябре 2020 года в Евросоюзе было возбуждено расследование по обращению нескольких производителей из Латвии и Польши о демпинге российских производителей берёзовой фанеры. Евросоюз уже подготовил и принял предварительное решение в отношении производителей берёзовой фанеры из России. Размер дополнительных ввозных пошлин составит около 16%. Больше всего это ударит по потребителям российской фанеры в Евросоюзе. Собственное производство не покрывает потребность в фанере внутри Евросоюза, и покупать российскую фанеру всё равно придётся. Европейские потребители российской фанеры — строительные, транспортные и торговые предприятия — вынуждены будут переплачивать.

На 16%

может увеличиться размер ввозной пошлины на экспорт фанеры в Евросоюз

Отрасли нужны законодательные инициативы

Господдержка не всегда должна носить финансовый характер. Эффективными могут быть и нефинансовые инструменты. Так, благодаря активной позиции Минпромторга в 2020 году были приняты постановления Правительства № 616 и 2013. В соответствии с этими постановлениями доля импортной мебели в государственных и муниципальных закупках не должна превышать 25%. Таким образом, доля закупок мебели отечественного производства госкомпаниями может составить десятки миллиардов рублей ежегодно.

Поддержкой легальному бизнесу могло бы стать усиление борьбы с теневым рынком производства мебели в РФ. Сравнивая объёмы поставок плиты в регионы и официальные данные по объёмам выпускаемой мебели, мы видим, что значительная часть плиты исчезает в никуда. На самом деле мебель из неё произведена и продана, но не учтена в официальной статистике.

От этого теряют абсолютно все. Теряет государство от неполученных бюджетных отчислений, проигрывает конкуренцию теневикам ответственный бизнес. Уклоняясь от уплаты налогов, они выигрывают до 30% и теснят с рынка ответственных производителей. Эта проблема имеет ещё и огромное социальное значение, поскольку с серых зарплат не платятся пенсионные отчисления.

Ещё одной нефинансовой мерой поддержки отрасли могло бы стать введение обязательной меблировки стандартного жилья, сдаваемого застройщиками. Уже третий год Ассоциация предприятий мебельной промышленности выступает с этой инициативой. У обязательной меблировки больше плюсов, чем кажется на первый взгляд.

Если покупатель приобретает отделанную квартиру с меблировкой, он платит меньше, чем когда всё происходит по цепочке — неотделанная квартира, ремонт за свой счёт и покупка мебели в розницу. В одном подъезде может быть несколько вариантов отделки и меблировки по внешнему виду, дизайну и цене.

Меблировка стандартного жилья позволит упростить логистические цепочки и будет способствовать обелению бизнеса, потому что теневые предприятия не смогут принимать участие в тендерах застройщиков.

Сегодня мебельная промышленность зависит не столько от прямых финансовых вливаний из государственного бюджета, сколько от взвешенного законодательного сопровождения и координации её взаимодействия со смежными отраслями.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё