Делим все: как развивается шеринг-экономика в России
  • Интересное

Делим все: как развивается шеринг-экономика в России

  • 6 мин
  • 1 674

Индустрия шеринга была одним из самых динамично растущих рынков до коронавируса. Во время карантина индустрия оказалась на паузе, но после его завершения вновь пойдет в рост. Шеринг-компании зачастую помогают экономить и это именно то, что нужно людям во время кризиса.

Экономные и заботливые

По оценкам РАЭК, в 2019 году объём рынка шеринга в России составил 770 млрд рублей. Лидером стал сегмент c2c-продаж (566 млрд рублей), когда люди продают друг другу товары на маркетплейсах вроде Avito и «Юла». На втором месте сервисы p2p-услуг (140 млрд рублей), где люди могут оказывать друг другу услуги на площадках, например, YouDo и Workle. На третьем — каршеринг (20,5 млрд рублей), который обогнал за год карпулинг (17,8 млрд рублей). В первом случае человек берёт в аренду автомобиль на короткий срок, во втором — люди объединяются, чтобы доехать куда-либо. Замыкает пятёрку лидеров краткосрочная аренда жилья (15,6 млрд рублей). Рынок в целом не просто растёт, но ускоряется: по итогам 2018 года он вырос только на 30%, в 2019-м — на 50%.

По расчётам старшего аналитика Sberbank Investment Research Светланы Сухановой, рынок городского транспорта совместного использования, включая такси и каршеринг, до 2025 года будет расти на 15% в год и достигнет 2 трлн рублей. Основной вклад в этот рост внесут замещение личного транспорта (623 млрд рублей) и замещение общественного транспорта (420 млрд рублей).

Драйверов роста несколько. Во-первых, это выгодно. По результатам исследования PwC, около 86% респондентов проведённого в США опроса признают, что шеринг позволяет экономить. Во-вторых, модно и актуально. Опрошенные PwC люди говорили о стремлении заботиться об экологии и рационально расходовать ресурсы. Да и гибкость такого подхода никто не отменял: надоел дом или место жительства — тут же меняем его, вместо малолитражки требуется внедорожник для поездки за город — арендуем нужную модель авто, с водителем или без.

Люди в крупных городах становятся более рациональными и осознанными — городская среда диктует жёсткие условия. Поездки на каршеринге и заказ продуктов онлайн уже стали частью рутины. Шеринг-сервисы будут появляться и в других нишах, в том числе в качестве услуг для малого и среднего бизнеса, для которого оптимизация издержек критична. Технологии позволяют реализовать любую механику, поэтому скорость развития таких сервисов будет зависеть от скорости смены ментальности — с «зато своё» на «зато удобно и выгодно».

Михаил Семенов

гендиректор сервиса хранения QB

Среди трендов шеринг-экономики в России РАЭК отмечает взросление аудитории — всё чаще шеринг-услугами пользуются люди старше 40 лет, а также расширение географии — растёт спрос в небольших городах и удалённых регионах. Популяризации шеринг-сервисов способствует то, что их начинают внедрять в свои экосистемы крупнейшие корпорации: Сбербанк, IKEA, «Яндекс» и другие.

По мнению Александры Дорф, основательницы сервиса по шерингу вещей «Шер!», мешает развитию шеринг-экономики «национальная недоверчивость к незнакомцам», огромные расстояния и в целом низкий уровень жизни — средний чек во многих сервисах так невысок, что экономика стартапов не сходится. Соответственно, и венчурных инвесторов, готовых поддержать технологическую шеринг-платформу с момента запуска до её выхода на окупаемость, найти очень сложно.

Означает ли это, что все перспективные ниши уже поделены? Нет, конечно. Мировыми лидерами по капитализации среди шеринг-компаний, по данным Index Market Sharing Economy, выступают Uber, Airbnb, Lyft (шеринг поездок в Америке), Ola (совместные поездки в Индии), аналогичный транспортный сервис Grab в Юго-Восточной Азии и китайский Didi Chuxing. Основные деньги сосредоточены в индустрии транспорта, жилья и всевозможных классифайдов, но пошерить можно много всего.

Какие виды шеринга уже доказали свою жизнеспособность за рубежом, но при этом ещё не распространены в России, мы нашли примеры и поговорили с экспертами об их перспективах.

Три стартапа

Онлайн-секонд-хенд: Vinted

В 2008 году жительница Литвы Мильда Миткуте решила переехать и обнаружила, что у неё слишком много ненужной одежды. Тогда она устроила распродажу в интернете и создала для этого сайт Vinted. Проблема оказалась актуальной для многих — сайт превратился в платформу, где встречаются продавцы и покупатели б/у-одежды.

Сейчас, по собственным данным компании, в мобильном приложении Vinted зарегистрировано 25 млн пользователейиз 12 стран, на платформе размещено около 180 млн товаров. В ноябре 2019 года компания привлекла 128 млн евро инвестиций от американского фонда Lightspeed Venture Partners и других инвесторов, а её совокупная оценка превысила 1 млрд долларов — это первый стартап-миллиардер из этой прибалтийской страны.

В России работают онлайн-секонд-хенды (например, Second Friend Store, «Чемодан» и другие), но у них другая бизнес-модель: компании выкупают стоки и вещи людей, а потом перепродают. Напрямую россияне обычно продают ненужную одежду на площадках вроде «Авито» и в соцсетях, но это не всегда удобно. Vinted по интерфейсу напоминает Instagram и ориентируется именно на женскую аудиторию. Это и позволяет стартапу быстро расти на европейском рынке.

Fashion Consulting Group, отмечает рост интереса в России к сегменту Second Hand, но есть и риски. «Как показывают опросы населения, наши соотечественники готовы брать/приобретать подержанные товары, особенно личного пользования, в основном в условиях крайней жизненной необходимости и финансовых трудностей, в остальных случаях они отдают предпочтение покупке новых вещей», — говорит Александра Дорф, основательница сервиса по шерингу вещей «Шер!».

Выгул собак: Rover.com

Стартап Rover был анонсирован на конкурсе Startup Weekend в Сиэтле в 2011 году и сразу занял первое место. Его основатели Грег Готтесман и Аарон Истерли были опытными венчурными инвесторами и точно попали в «боль» потребителей: люди не успевают гулять со своими питомцами, а найти фрилансеров, желающих подзаработать, выгуливая чужих собак, несложно. Осталось только свести первых со вторыми на одной площадке и брать комиссию 15—20%.

Сначала предприниматели обкатали бизнес-модель в Сиэтле, а уже через год подключили остальные штаты. В общей сложности стартап привлек более 300 млн долларов инвестиций, которые ушли на продвижение и скупку конкурентов: DogVacay в США и Dogbuddy в Европе.

Как и с сервисами такси, ключевая проблема платформы — безопасность. Rover.com не может контролировать исполнителей, а те не всегда успевают уследить за питомцами. Информацию о количестве потерянных или погибших собак компания отказалась раскрывать даже в суде.

В России около 19 млн домашних собак (в США почти в 5 раз больше — 90 млн). Но уже есть и первые аналоги Rover.com: «Гульдог» и «Собака-гуляка». В декабре 2019 года основатели «Собаки-гуляки» запустили ещё и сервис по уходу за кошками «Цап-царап» — домашних кошек в России почти в два раза больше, чем собак.

«Облачное» хранение вещей: MakeSpace

Нью-йоркский стартап MakeSpace выводит на новый уровень проблему хранения вещей для жителей маленьких квартир в больших городах. Не нужно арендовать складскую ячейку или гараж, грузчики сервиса приезжают домой, упаковывают ненужную вещь и отвозят на склад на окраине. Стартап привлек, по оценкам Techcrunch, 118 млн долларов и активно развивается в Нью-Йорке, Лос-Анжелесе, Чикаго и других американских городах. За ним следуют Clutter, базирующийся в Лос-Анджелесе, и Trove в Сан-Франциско.

В России по аналогии с MakeSpace работают, например, сервисы QB и «Чердак», который создали в 2018 году бывший исполнительный директор Delivery Club Константин Захаров и сооснователь приложения «Голод» Мердан Дурдымурадов. В сентябре 2019 года «Чердак» привлек 2 млн долларов инвестиций от фондов AddVenture, Ascent partners и других инвесторов.

Какие ещё шеринг-сервисы могут быть востребованы в России?

Люди и еда

Михаил Петров, директор по продуктам и инновациям финтех-маркетплейса VR_Bank:

— Шеринг в России развит крайне мало. Мы начали развивать эти сферы гораздо позже, чем за границей. Как следствие, эффект низкой базы стимулирует предпринимателей создавать проекты практически во всех сферах. Например, у нас вообще не развиты шеринги человеческих ресурсов: в Америке считается нормой набирать людей в пиковые дни/часы — это балансирует пиковую нагрузку в ресторанах и не только. Шеринги скутеров: в Европе, например, во Франкфурте вы можете арендовать электроскутер фактически на каждом шагу. Предпринимателям стоит подумать о медицине, ведь это колоссальная база для эффективного использования медицинского оборудования, которое более 60% времени просто простаивает без дела. Это даст колоссальный импульс для развития компаний, которые смогут воспроизвести модель совместного потребления сервиса такого уровня. Большие перспективы у фудшеринга — это передача или распродажа продуктов за несколько дней до окончания срока годности. Около 30 млн людей можно кормить целый год, если не выбрасывать еду, а отдавать тем, кто готов её съесть прямо сейчас.

Промышленное оборудование

Олег Дю, директор по развитию ГК «Галактика», основатель компании «Самокат Логистика»:

— Я не верю в развитие в ближайшем будущем всего, что связано с шерингом одежды, еды и т. д. Потому что это прежде всего вопрос гигиены, и никакая экономия, разумное потребление ещё долго не смогут это изменить. В первую очередь по модели совместного потребления будут использоваться вещи повседневного обихода, не связанные с гигиеническими нюансами. Важное условие — их доступность «на расстоянии вытянутой руки», то есть можно взять в любом месте и отдать в любом месте. Например, это велосипеды или самокаты, техника для ремонта (например, шуруповерт) и т. д.

Еще одна интересная история, которая пока не развита, но у которой большой потенциал, — это промышленный шеринг. Сейчас есть много маленьких предприятий, у которых может не быть какого-то оборудования: покупать дорого, и даже если купить, то загрузить полноценно не получится. Возможность арендовать на почасовой или посуточной основе нужные станки была бы для них наиболее эффективным вариантом.

Кстати, в массовом сегменте такие примеры уже есть, это производственный коворкинг, то есть по сути шеринг различных станков и инструмента для массового потребителя. В Санкт-Петербурге уже пару лет работает открытая столярная мастерская «Мой цех», где любой желающий может прийти поработать. И это направление будет и дальше развиваться. Так или иначе, но за шерингом будущее. Это просто вопрос времени.

Техника и секонд-хенд

Сергей Богданов, партнёр венчурного фонда YellowRockets.vc:

— Если говорить о проектах в сфере моды, в сфере каршеринга, карпулинга, то они уже показали свою работоспособность. Это направление будет развиваться, как и шеринг техники вообще. Они хорошо соотносятся с экономикой осознанности, когда люди стараются осознано потреблять, следят за происхождением продукта, за этичностью, хорошо относятся к повторному использованию вещей. Возможно, некоторые стартапы станут работать на очень узких рынках, и масштабирования будет сложно добиться, но как хороший устойчивый бизнес это вполне жизнеспособно.

В России есть запрос на шеринг-стартапы, но проектов в этой области очень мало. Мы верим, что проекты будут появляться. Меняется парадигма потребления в целом. Формула «Потребляй и властвуй» уже не в моде, и корпорациям, которым это было очень на руку и они были основными двигателями философии тотального потребления, приходится перестраиваться. Например, IKEA в Сиднее недавно открыла секонд-хенд. Там на полках рядом с новыми товарами лежат вещи, которыми уже пользовались.

Фонд YellowRockets.vc готов инвестировать в шеринг-стартапы. Областей много, какие-то решения могут быть очень перспективны. Но, например, мы очень настороженно смотрим на рынок p2p-кредитования. Это сложный бизнес. В России были попытки построить шеринг-системы в сфере финансов, но пока особого результата они не принесли. Пока что такая бизнес-модель и этот рынок в России не очень привлекательны.

Читайте ещё