Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • ВЭД

Дорогая пошлина. Как сдерживание цен ограничивает экспорт продовольствия

Андрей Сизов

Андрей Сизов

директор аналитического центра «СовЭкон»
  • 5 мин
  • 701

Сначала временные, а затем бессрочные экспортные пошлины на зерновые, масличные и сахар введены в России в этом году для стабилизации цен на продовольственные товары. Однако краткосрочное замедление инфляции может обернуться заморозкой инвестиций в агросекторе и резким снижением объёмов экспорта в будущем.

Неоднозначный инструмент

Сегодня от высоких мировых цен на зерно выигрывают сельскохозяйственные производители во всём мире, кроме России. Отечественная пшеница идёт на экспорт по 325 долларов за тонну, но и пошлина на неё — 70 долларов, а это примерно 22% от стоимости. Таким образом, аграрии недополучают с каждой тонны около 5000 рублей. И пошлина, по-видимому, будет расти.

А вот на внутреннем рынке, где практически весь сезон шли большие ценовые колебания, стабилизировать цены действительно в целом удалось. Для сравнения, в мире цены выросли на 30—40%, у нас в зависимости от региона — на 10—15%. Другое дело, что потребитель этого практически не заметил. В годовом измерении введение пошлин привело к снижению продовольственной инфляции максимум на несколько процентных пунктов.

Как таковые серьёзные проблемы для аграриев ещё не начались. Можно, однако, подсчитать, что с начала сельскохозяйственного года, когда была введена пошлина, и до окончания сезона в середине 2022 года российские растениеводы недополучат около 500 млрд рублей выручки. Для сравнения, финансирование госпрограммы развития сельского хозяйства из федерального бюджета в этом году — это около 300 млрд рублей.

5000 ₽

выручки теряют аграрии с каждой тонны пшеницы

Нюансы диверсификации

Последствия регулирования цен для сельхозтоваропроизводителей будут зависеть от региона. Высокая маржинальность Юга и Центрального Черноземья даёт им некоторый запас времени до того момента, когда пошлина эту маржу съест. А вот ситуация с регионами, которые расположены восточнее и севернее, вызывает серьёзные опасения. Восточное Поволжье и Урал уже начали ощущать негативный эффект. Ситуация осложняется тем, что им очень не повезло в этом году с погодой. Наиболее показательный пример — Оренбургская область, где неубранными остались более 200 000 га. Из-за низкой урожайности и относительно невысоких цен убирать их не было смысла.

Растениеводство во всём мире зависит от погоды. Например, в Канаде из-за жары производство в этом году сократилось почти в 1,5 раза, но потери частично будут компенсированы тем, что фермеры получили высокие цены. А вот аграрии Урала и Поволжья такую возможность не получили. Принципиально перестроиться им тоже будет непросто. Экономика аграрного сектора инерционна, сельхозпроизводитель не может пересматривать объём посевных площадей чаще одного раза в год. Да и резко изменить структуру не может — севооборот определяет логику производства, одна культура должна идти после другой. Но смысла в выращивании альтернативных культур не много — пошлиной обложены все основные культуры: пшеница, кукуруза, подсолнечник, соя, рапс. Ещё более высокой пошлиной обложен ячмень. Кто сможет, будет сеять зернобобовые, но эти культуры нишевые — спрос на них на порядок ниже по сравнению с пшеницей. Кроме того, если аграрии перейдут на выращивание, к примеру, гороха, то цены на него начнут закономерно снижаться.

Не думаю, что мы увидим принципиальный пересмотр структуры севооборота. Скорее, произойдёт сокращение посевных площадей, прежде всего за счёт регионов восточнее Волги. Они уже сейчас под озимые — впервые за четыре года — сократили посевные площади на 1 млн га. Также произойдёт сокращение вложений на гектар: станут хуже семена, будут применяться менее эффективные средства защиты растений и меньше вноситься удобрений, перестанут обновлять технику и так далее. Даже если в следующем году погода, в отличие от нынешнего сезона, будет благоприятна и обвала урожая не произойдёт, а возможно, будет даже рост, всё равно в ближайшие пять лет производство снизится на десятки процентов. Это означает проблемы не только для растениеводства, но и для всех секторов, которые его обслуживают: производителей и поставщиков семян, техники, агрохимии, удобрений. Собственно, рынок удобрений государство уже готово регулировать, пока через относительно мягкую полугодовую квоту. Но гарантий того, что на этом всё закончится, нет. Заморожены миллиарды инвестиций в инфраструктуру, новые портовые терминалы.

Стратегия меняется

В животноводство и масложировое производство инвестиции пока продолжают идти.

Для животноводства, особенно мясного, принимаемые сегодня меры пока выгодны. Они их первейшие бенефициары. Более того, экспорт их продукции как раз не ограничен, и в теории они могут более выгодно её производить и экспортировать. Тем не менее конструкция выглядит не слишком устойчиво, потому что в среднесрочной перспективе животноводы и переработчики масличных могут столкнуться с сокращением сырьевой, кормовой базы. Да и риски нового регулирования цен на продукцию существенно выросли.

На 200 000 га

оставили урожай неубранным аграрии в Оренбургской области из-за низкой урожайности и цен

Интересно соотнести введение данного механизма с ещё недавними амбициями существенно нарастить экспорт продовольствия, которое у нас в основном идёт как раз за счёт зерна. В прошлом году эти планы уже были скорректированы и отложены. Но при подобном регулировании они вообще вряд ли могут быть достигнуты. Более того, в этом году лидирующая позиция России по экспорту пшеницы, вероятно, перейдёт ЕС.

400 $ за тонну

мировая цена на пшеницу, при которой РФ может повысить экспортную пошлину

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё