• Интересное

Другая волна. Грозит ли бизнесу вал исков в связи с заражением клиентов или сотрудников

Роман Зайцев

Роман Зайцев

партнёр, руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons
  • 6 мин
  • 475

Не будет преувеличением сказать, что пандемия COVID-19 затронула практически все сферы общественных отношений, самым серьёзным образом повлияв и на условия ведения бизнеса. Обилие нормотворчества привело к такому явлению, как «хаотизация законодательства», ещё больше осложнившему и так непростую жизнь руководителей. Бизнес столкнулся с новыми требованиями различных актов одновременно федерального и регионального уровня. При этом зачастую новое регулирование не вполне согласовывалось между собой. Особенно сложно пришлось структурам с многочисленной филиальной сетью, например, в сфере торговли, поскольку во многих регионах требования законодательства о мерах, принимаемых для обеспечения безопасности в связи с распространением вируса, сильно отличались друг от друга.

Более того, федеральное и региональное законодательство постоянно менялось. Например, Указ мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» за 3 месяца подвергся изменениям свыше 20 раз. В Постановление губернатора Московской области от 12 марта 2020 г. № 108-ПГ «О введении режима повышенной готовности» изменения вносились более 25 раз. Только за неделю действия постановления в него четырежды вносились изменения. В результате крупному бизнесу приходится в каждодневном режиме осуществлять мониторинг федерального и регионального законодательства и применять необходимые меры реагирования для снижения резко возросших рисков привлечения к какой-либо ответственности.

Бремя доказательства

При этом в сложившейся ситуации нестабильности и нечёткости регулирования само по себе прогнозирование рисков стало более сложной задачей. Наиболее очевидным является риск административной ответственности за несоблюдение ограничений, предписанных федеральными (ст. 6.3. КОАП РФ, ст. 20.6.1. КОАП РФ) и региональными нормативными актами (например, ст. 3.18.1. КОАП г. Москвы). В качестве санкции возможны высокие штрафы и административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. Однако такая ответственность может перерасти и в уголовную, если результатом нарушения санитарно-эпидемиологических правил станет массовое заболевание или отравление людей (ст. 236 УК РФ).

Довольно сложной является оценка риска взыскания компенсации в пользу клиентов либо сотрудников в связи с заболеванием коронавирусом на рабочем месте. Хотя многие юристы ожидают резкий рост числа таких споров, задача получения возмещения заражённым лицом в большинстве случаев не будет лёгкой. Помимо прочего, для удовлетворения иска суд по общему правилу должен будет установить не только противоправность действий компании, но также причинно-следственную связь между действиями компании и заболеванием сотрудника/клиента. Кроме того, истцы должны будут обосновать размер компенсации за причинение вреда.

С учётом большого количества новых предписаний, которым необходимо следовать при осуществлении деятельности, доказывание истцом нарушения каких-либо требований может оказаться не такой сложной задачей. А вот доказать причинно-следственную связь между действиями компании-ответчика и причинением вреда жизни либо здоровью будет трудно. Это обусловлено рядом факторов, например самим характером инфекционного заболевания. Согласно информации ВОЗ, количество пациентов без признаков заболевания может составлять до 50%. После заражения коронавирусом симптомы обычно появляются в течение 5—14 дней. Поэтому доказать связь заболевания с неправомерными действиями/бездействием компании возможно далеко не всегда. Ответчик всегда сможет сослаться на то, что заражение могло произойти вне какой-либо связи с его деятельностью: при посещении магазина, в общественном транспорте и пр.

Обоснование ущерба

Довольно сложным может быть и обоснование размера компенсации, хотя объём возмещения довольно подробно урегулирован законодательно. Так, согласно положениям гражданского законодательства, возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определённо мог иметь, а также дополнительно понесённые расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств. В случае смерти потерпевшего (кормильца) нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего, ребёнок умершего и другие лица, указанные в законе, имеют право на возмещение вреда в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую они получали или имели право получать на своё содержание при его жизни.

При причинении гражданину физических и нравственных страданий он также имеет право на компенсацию морального вреда, размер которой определяется судом. По меркам развитых стран размер такой компенсации, присуждаемой в России, сложно признать значительным. Исследования показывают, что среднее значение размера компенсации морального вреда, присуждаемой в случае причинения вреда жизни или здоровью, обычно составляет менее 100 000 рублей и может быть существенно ниже. По данным адвокатских образований, среднее значение размера компенсации морального вреда, присуждаемой в случае смерти гражданина, составляет 111 000 рублей, а медианное значение, которое в большей степени отражает действительную картину, составило 70 000 рублей.

Хотя полностью исключить риски предъявления к компании исков в связи с заражением невозможно, ряд мер может позволить снизить вероятность их удовлетворения. В первую очередь необходим мониторинг законодательства, а также учёт рекомендаций для работодателей, подготовленных профильными органами. Так, согласно рекомендациям Роспотребнадзора для профилактики коронавирусной инфекции работодателям рекомендуется разделение рабочих потоков и разобщение коллектива; контроль вызова врача и соблюдения самоизоляции работников на дому; качественная уборка помещений, наличие запасов дезинфицирующих средств, средств индивидуальной защиты органов дыхания; запрет приёма пищи на рабочих местах при отсутствии столовой и пр. Также на сайте Роспотребнадзора приведены рекомендации для отдельных видов бизнеса (предприятий торговли, салонов красоты, гостиниц, предприятий строительной отрасли и т. д.).

Важную роль могут сыграть: принятие локальных нормативных актов (об обеспечении работников масками, о замерах температуры, о тестировании и пр.) и введение стандартов безопасности деятельности организации; хранение доказательств реального исполнения предписаний (заполненных журналов измерения температуры; документов, подтверждающих закупку средств защиты, заключение договоров на дезинфекцию помещений со специализированными организациями и пр.); информирование сотрудников и клиентов об угрозах; обеспечение сотрудников и клиентов средствами защиты и пр. Хочется верить, что практикой будет выработан сбалансированный подход, позволяющий одновременно защитить интересы действительно пострадавших граждан, но при этом не ставящий под угрозу деятельность добросовестных компаний и предпринимателей.

Читайте ещё