Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Финансы

Экономика 2021 года: какие вызовы ждут бизнес

Сергей Алексашенко

Сергей Алексашенко

экономист, экс-заместитель председателя Банка России
  • 6 мин
  • 4 099

Российский сырьевой сектор в 2021 году будет умеренно расти, следуя за восстановлением мировой экономики. Это поддержит курс рубля и потребление. Если массовая вакцинация пройдёт по плану, мир вернётся к жизни без ограничений, но в ряде секторов бизнес-модели придётся менять.

Внешний фон и сырьё — осторожный оптимизм

Российская экономика сильно зависит от состояния мировой, в ближайшие годы это не изменится. В товарной структуре российского экспорта 80% составляет сырьё: нефть, газ, нефтепродукты, металлы, химия. В оставшиеся 20% укладывается вооружение, станки, автомобили, зерно и другие группы товаров. То есть в основном наша страна поставляет сырьё; это цикличный товар (спрос зависит от экономических циклов), и ключевым фактором будет являться направление движения мировой экономики.

80%

экспорта из России
 — это сырьё

Основной сценарий развития мировой экономики достаточно оптимистичен, на мой взгляд. В 2020 году она сильно пострадала из-за пандемии, масштабных ограничительных мер в рамках борьбы с коронавирусной инфекцией. В конце года мы, человечество в целом, получили подарок: две вакцины, одобренные для использования в развитых странах — в Евросоюзе, Великобритании и США (список пополняется). Вакцинация началась, в 2021 году она будет продолжаться, что должно привести к нормализации экономической жизни. Люди начнут отдыхать, летать, ходить в кинотеатры, рестораны и так далее — экономика будет расти.

2021 год будет годом восстановления экономической активности и роста ВВП. Если только не реализуется ещё один «чёрный лебедь» — сценарий, который сегодня нельзя предсказать.

Как следствие, ожидается рост спроса на бензин — значит, цена на нефть будут расти. Котировки уже двинулись вверх на новостях о вакцинах и закрепились выше 50 долларов за баррель марки Brent, в течение следующего года вероятен рост до 60—65 долларов. Для российской экономики это умеренно благоприятные уровни. Другие сырьевые товары — чёрные и цветные металлы — тоже будут дорожать в 2021 году.

Внутренние ограничения не ушли

Российская экономика пострадала от пандемии слабее, чем многие другие, отчасти в связи с тем, что испытавший наибольшее давление из-за карантинных ограничений сектор услуг в России развит значительно меньше. С другой стороны, для бурного экономического роста оснований тоже нет. Для нас 2021 год будет лучше, но сказать, что он будет блестящим, нельзя. Влияние окажут два основных фактора: структура экономики и ситуация с вакцинированием и, как следствие, восстановлением образа жизни, потребления, деловой активности.

До коронавируса российская экономика росла медленно и неустойчиво, главным двигателем оставался сырьевой сектор. В какой-то степени — военные заказы. В связи с этим в случае роста мировой экономики российская будет следовать за трендом, опираясь на экспорт сырья. Но у неё останутся свои структурные ограничения, недостаточная диверсификация, которые не позволят расти быстро. Российская экономика в 2021 году обречена на рост в силу того, что она должна компенсировать падение прошлого года. Если вакцинация в нашей стране пройдёт действительно массово, то итогом года может стать рост на 3—4%. Но это означает, что экономика ещё не выйдет на уровень 2019 года. Если вакцин будет мало или будут сбои в организации этого процесса, или новые мутации вируса сделают вакцину недееспособной, то рост может быть существенно меньше, около 2%.

3—4%

может составить рост экономики

С вакциной в России на данный момент нет чёткой перспективы: производство не налажено темпами, достаточными для массовой вакцинации (до 70% населения) в течение года или даже полутора-двух лет. За этим фактором необходимо внимательно наблюдать. Хочется верить, что российские производители самостоятельно или в партнёрстве с иностранным компаниями решат технологические проблемы при производстве «Спутника V». Но вопросы останутся:

Появится ли ещё одна вакцина с возможностью масштабирования?

Будут ли решены технологические проблемы производства основной на сегодня вакцины («Спутник V»)?

Решится ли Россия на то, чтобы импортировать вакцину из других стран?

Темпы роста зависят от вакцин

Скорость восстановления ведущих экономик мира тоже зависит от темпов вакцинации. В США ожидается, что к середине лета 2021 года будет достигнута планка в 70—75%, у населения выработан коллективный иммунитет, пандемия резко замедлится. Это базовый сценарий. Оплаченных правительством вакцин — миллиард доз, то есть на 500 млн человек при населении 330 млн.

США — крупнейшая экономика в мире, и её динамика оказывает влияние на многие страны и рынки. Середина лета — сезон отпусков, и оптимистичный прогноз предполагает, что к этому времени американцы уже смогут вновь летать, ездить, ходить в рестораны и так далее. Примерно так же должна развиваться ситуация в Евросоюзе, в Канаде и других развитых странах. В России, как я упомянул ранее, темпы выпуска основной вакцины (по 0,5 млн доз в месяц в конце 2020 года) пока недостаточные для формирования прогнозов достижения порога вакцинирования в 70% и восстановления активности. В декабре был анонсирован ввод новых мощностей на 10—15 млн доз вакцин в месяц, но давайте поживём и увидим, что будет на самом деле.

Пока нет полной ясности с обеспечением вакцинами, я не ожидаю, что сектор услуг в России может рассчитывать на значительное улучшение ситуации. Моё мнение, это более далёкая перспектива: 2022 год или далее. Если к середине года в России вакцинацию пройдёт 10—20% населения, это мало. Вряд ли рестораны, кафе, авиационные перевозчики, кинотеатры, стадионы, концертные залы, бары, клубы начнут работать на полную мощность. Видимо, они будут чувствовать себя чуть лучше, если пандемия станет распространяться медленнее. Есть фактор усталости от ограничений — чем дольше они будут продолжаться, тем меньше будет желания их соблюдать. В моменте это может поддержать бизнес, а позднее привести к очередной волне заболеваемости.

Экспортная выручка укрепит рубль

Как российская экономика в целом зависит от котировок нефти, так и российский рубль. Нефть, нефтепродукты — это около 50% российского экспорта. Рост цен на нефть начался в конце 2020 года, по базовому прогнозу он будет продолжаться умеренными темпами. Экспортная выручка будет расти, доходы Минфина будут расти, валюты в стране будет больше. Соответственно, можем ждать и постепенного укрепления рубля в 2021 году. При этом спрос на импорт не будет восстанавливаться так быстро на фоне снизившихся доходов населения. Отметки, к которым курс рубля будет стремиться, — это уровни начала 2020 года, до прихода новостей в конце февраля о разворачивании пандемии.

Доходы и потребление — лучше 2020-го, но хуже 2019-го

После сильного падения в 2020 году экономической активности и реальных доходов населения в 2021 году можно прогнозировать улучшение. Мы считаем, что цена на нефть пойдёт вверх, рубль укрепится, экономика вырастет. Статистически это ведёт к тому, что доходы населения будут расти, в реальном выражении доходы будут выше, чем в 2020 году. Важнее вопрос, будут ли они выше, чем в 2019 году? Думаю, нет, по сравнению с докризисным годом доходы населения будут ниже. Здесь пока прогнозы сводятся к тому, что российская экономика в целом на состояние докризисной выйдет к середине 2022 года.

Соответственно, все секторы экономики, ориентированные на потребительский спрос, включая малый бизнес, будут чувствовать себя лучше, чем в прошлом году, но пока не вернутся к уровням 2019 года. Тем не менее среди них будут свои лидеры, которые могут превзойти средние показатели отрасли. Это консьюмерские онлайн-сервисы: онлайн-торговля, онлайн-кинотеатры и так далее.

Офисы и жильё под давлением

Серьёзные проблемы впереди у сектора недвижимости. В сегменте офисной недвижимости не исключаю резкого кризиса. Большой объём помещений не находит спроса уже сейчас, а строительство продолжалось весь 2020 год, это одна из отраслей, которая не уходила на паузу в период пандемии. Вывод на рынок офисных площадей ситуацию, очевидно, не улучшит. Для строителей, девелоперов, собственников офисной недвижимости год будет нелёгкий. Даже не год, а несколько лет — нужно будет принимать нестандартные решения с теми площадями, которые есть. Создавать новые форматы, перепрофилировать площади, искать партнёрские модели и так далее. Это потребует дополнительных расходов.

Произошло усиление тренда на дистанционную работу сотрудников и деловые коммуникации. Многие компании, бизнесмены в период ограничений поняли, что далеко не всегда нужно лететь в другой город и проводить личные встречи, личные переговоры. Крупнейшие компании поняли, что можно работать, имея большую часть рабочей силы на удалённом режиме, фактически никогда не появляющуюся в офисе. Крупнейшие центры бизнеса — Нью-Йорк, Сан-Франциско, Москва, Париж и другие — столкнутся с тем, что большое количество офисных площадей окажутся невостребованными.

Я видел оценки по Нью-Йорку, по Манхэттену: считается, что до 30% офисной недвижимости может оказаться без спроса после пандемии. Москва — один из глобальных центров экономической активности, где 20% офисных площадей опустеет, а ещё 5—7% построят. Один из вероятных сценариев — каждый четвёртый квадратный метр офисной недвижимости в Москве может не найти своего потребителя.

20%

офисных площадей в Москве может опустеть

В жилом секторе строители могут попасть в «ножницы». Они нарастили мощности, рассчитывая, что спрос населения будет дальше расти, увидели рост цен и вложились. Но рост цен был вызван в значительной степени субсидированием правительством ставок по льготной ипотеке. Сейчас ситуация под знаком неопределённости. Правительство может в любой момент прекратить практику субсидирования ставок, может начать искать механизмы стабилизации уровня цен. Доходы населения существенно расти не будут, восстановление будет идти умеренными темпами, и спрос на новое жильё может сократиться.

В сельском хозяйстве — умеренный рост

Рост сельскохозяйственного производства в России начался с 1999 года. Если посмотреть на последние 22 года, средние темпы составляют 3,5% в год. Было лишь два года (2010 и 2012-й), когда картина резко менялась, — сильный неурожай. Импортозамещение, контрсанкции не оказали большого влияния на общие темпы роста сельского хозяйства, кто-то немного выиграл, кто-то проиграл, но в целом это динамика без каких-либо зигзагов. Правительство будет продолжать бюджетную поддержку, в этом отношении, я думаю, сельское хозяйство, обрабатывающая и пищевая промышленность будут чувствовать себя так же, как последние 15—20 лет. То есть хорошо. Мы не можем предсказать погоду, исходим из базового прогноза среднего уровня урожайности.

Гибкость и адаптация — главный вызов

Мы видим, что прогнозы и последствия пандемии неоднозначны для разных секторов бизнеса и для разных стран. Нет однозначного сценария для 2021 года — да, восстановление, но не для всех с одной скоростью, и, значит, выход на докризисные уровни не в одно и то же время, стабильность — для одних, ускоренная трансформация — для других, неопределённость в зависимости от исхода вакцинирования — для всех, но для некоторых отраслей — вопрос жизни и смерти.

Критически важным для бизнеса остаётся способность приспосабливать свои ресурсы к ситуации и внимательнее, чем когда-либо следить за изменениями внешних факторов. Многие видят универсальный ответ в экстренной цифровизации, но это сильно зависит от типа бизнеса и сегмента. На длинном отрезке активное использование новых технологий ведёт к росту конкурентоспособности, но в моменте необходимо оценить актуальность дополнительных затрат — возможно, ключевой необходимый поворот для вашей компании сейчас заключается в другом решении.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё