Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа

Эпоха перехода. Куда дует ветер развития российской ветроэнергетики?

Кимал Юсупов

Кимал Юсупов

генеральный директор Vestas Russia и Vestas Manufacturing Russia
  • 6 мин
  • 575

Россия — страна, богатая углеводородами. Это очевидно, и с этим никто не спорит. Но также она богата и ветром. Об этом многие даже не задумывались раньше. Ветер — это тоже богатство, как бы странно это ни звучало. В мире есть государства с низким ветропотенциалом, как есть и страны с низкой солнечной иррадиацией. В России и ветер, и солнце есть, и, казалось бы, сам бог велел развивать возобновляемую энергетику.

Национальные ветроэнергетические кадастры и научные труды говорят о том, что ветроэнергетический потенциал России в 14 раз превышает потребность российской экономики в электроэнергии. Естественно, Россия не должна с завтрашнего дня все свои территории застраивать ветропарками, есть и другие энергетические ресурсы. Однако учитывать внешние факторы воздействия на российскую экономику необходимо. Сегодня мы видим необратимую тенденцию трансграничного углеродного регулирования в странах Европейского союза, Соединенных Штатах, Китае и Азии. Очевидно, что это приведёт к изменению торгово-экономических отношений между странами, будет влиять на стоимость продукции, которую Россия отправляет на экспорт, а самое главное — будет влиять и на её конкурентоспособность, если эта продукция «неозеленённая». Поэтому цели устойчивого развития сегодня стали самыми главными целями в рамках многих частных и государственных корпораций, и возобновляемые источники энергии в данном случае начинают приобретать совершенно другую роль: не панацею от энергодефицита, хотя это их прямое назначение, а именно инструмент, который позволяет продолжать конкурировать на внешних рынках.

Мы наблюдаем, как нефтегазовые компании по всему миру разворачиваются в сторону «озеленения». Они этого на самом деле не хотят, но мир не стоит на месте, и им приходится это делать. Чтобы использовать «зелёный сертификат», кто-то где-то должен построить ветропарк. Вот для этого процесса и необходимо развитие российских возобновляемых источников в целом и ветроэнергетики в частности, как одного из самых перспективных и технически эффективных направлений. К этому необходимо подходить технически грамотно, не игнорировать и не отказываться. В общем-то никто на сегодняшний день это не игнорирует, мы наблюдаем трансформацию, и самое главное, что понимание процесса уже есть.

Точка развития или стагнации?

С точки зрения цифр и сухих фактов сейчас наблюдается стагнация в области возобновляемой энергетики России — такая стабильность с трендом на понижение. По текущей программе развития «зелёной» электроэнергетики до 2024 года будет построено 3,3 ГВт ветряных мощностей, а в новой программе планируется 2,7 ГВт, и она рассчитана на 11 лет. Такое положение вещей никак нельзя назвать тенденцией развития. Более того, новая программа отягощена дополнительными барьерами, такими как углубление локализации в 2 раза и дополнительное требование со стороны государства к участникам рынка в части обязательств по исполнению экспорта. Представители бизнеса очень хорошо понимают взгляды государства и даже себя ставят на его место, но тут, как говорится, бизнес есть бизнес, ничего личного.

Государство хочет абсолютно точно быть уверенным, что участники рынка производят оборудование, которое является современным. Единственный способ это проверить — убедиться, что его можно продавать на внешних рынках, что оборудование конкурентоспособно. Но это односторонний подход, потому как сама ветроэнергетическая установка является специфическим продуктом, подбирается она под конкретное место. Именно поэтому у всех производителей представлена довольно широкая диверсифицированная линейка продукции. Российский же рынок небольшой, здесь производят всего один тип установок. С одним типом сильно не разбежишься на внешних конкурентных рынках, это резко сужает сегмент воронки продаж. Плюс малое количество производящихся единиц продукции в России приводит к увеличению их себестоимости. Даже если применяется хорошая технология, в условиях, когда европейский или азиатский конкурент производит миллионы штук в год, а в России — всего единицы продукта, то, конечно же, всё это ложится большой нагрузкой.

При наличии всех этих проблем на рынке ВИЭ в России ситуация всё же поменялась: пришло понимание того, что из себя представляют возобновляемые источники энергии и для чего они нужны. Когда была запущена первая программа развития, на первые конкурсы никто даже не пришёл, никто не верил, что в принципе это в России происходит, а те, кто верил, не понимал, зачем она нужна. Первая программа дала толчок не только к развитию индустриального и энергетического сектора, но и в том числе повлияла на изменения среди бизнеса и чиновников на ментальном уровне.

Снижение программы поддержки совершенно не означает того, что государство больше не хочет продолжать поддерживать развитие ВИЭ. Оно искренне надеется, что программа будет лишь базовой частью, неким якорным заказом, который позволит создать надстройку (upside potential) и получить дополнительные рынки, которые будут работать вне рамок государственного субсидирования. Сегодня мы живём в удивительную эру энергоперехода. Её, наверное, можно сравнить с началом XIX века, когда с дров переходили на уголь, потом — когда с угля переходили на нефть и газ. Тогда тоже была довольно серьёзная ломка, в том числе и в бизнесе, потому что кто-то начинал терять бизнес, а кто-то его находил. И самое главное, что за этим стояло изменение ментального сознания. Сегодня происходит такая же ломка во всех странах. Идёт борьба различных философий. Ну а самое главное, что человечество ищет новые источники энергии.

Возобновляемые источники энергии — это часть нашего будущего. И в этой связи Россия не является изолированной страной. Мы наблюдаем, как государство стало смотреть в сторону развития водородного производства. Что такое «зелёный» водород? Он не может производиться без возобновляемых источников энергии (солнца, ветра). Если это ветер, то обычно здесь задействованы офшорные ветроэлектростанции, потому что они более эффективны, чем наземные. Офшорного бизнеса в России пока нет, а офшорных территорий довольно много: везде у нас есть море, везде есть место, где можно установить и заводы, и офшорные ветропарки. Вот это, скорее всего, и будет upside. В целом, по данным АРВЭ, к 2030 году должна наступить точка сетевого паритета, когда цена за электроэнергию от ВИЭ в России будет равна или даже ниже цены киловатт-часа, произведённого из традиционных источников энергии. И возобновляемая энергетика тогда займёт несубсидируемую роль в российском энергобалансе.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё