Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
ESG-трансформация: что это такое и почему бизнесу стоит о ней задуматься
  • ESG

ESG-трансформация: что это такое и почему бизнесу стоит о ней задуматься

  • 10 мин
  • 3 826

В эфире спецпроекта «Зелёный переход», вышедшего на канале «Россия-24», эксперты в области устойчивого развития обсуждают принципы, лежащие в основе ESG-подхода к ведению бизнеса. Представители банковского сектора и металлургии, нефтегаза и консалтинга рассказывают, что меняется в их отраслях и что каждый из нас может сделать прямо сейчас, чтобы улучшить жизнь своего города и всей планеты. СберПро Медиа публикуют текстовую версию дискуссии.

Участники дискуссии

  • Александр Ведяхин, первый заместитель председателя правления Сбербанка;
  • Илья Торосов, заместитель министра экономического развития;
  • Сергей Чеботарёв, вице-президент по энергетике и экологии группы НЛМК;
  • Максим Ремчуков, директор по устойчивому развитию «Сибура»;
  • Елена Дубовицкая, директор практики услуг по корпоративному управлению и устойчивому развитию PwC в России.

Что такое ESG?

Большую часть истории человечества одной из ключевых задач бизнеса было извлечение прибыли. Сегодня мы сталкиваемся с новым подходом, когда важными становятся ESG-факторы и ответственность компаний за воздействие на окружающую среду и социум. Ведь в долгосрочной перспективе следование ESG-практикам прямым образом влияет на устойчивость бизнеса.

Александр Ведяхин,

первый заместитель председателя правления Сбербанка

ESG (environmental, social and governance) — это сумма подходов, определяющих вовлечённость бизнеса в вопросы охраны окружающей среды, социальной ответственности и качества корпоративного управления. Способ воплотить прекрасные устремления ООН и всего человечества в конкретные задачи, цели и инструменты для развития бизнеса.

Елена Дубовицкая,

директор практики услуг по корпоративному управлению и устойчивому

развитию PwC в России

Устойчивое развитие — общая концепция, а ESG — метрики, определяющие эффективность компании в каждом из трёх аспектов. На пути от целей устойчивого развития к конкретным показателям и международные, и российские компании выбирают для себя приоритетные задачи в той сфере, на которую они могут повлиять. Как правило, это определяется отраслью: для добывающих компаний приоритетом будет снижение углеродного следа, для ритейлеров — вопрос отказа от пластика и т. д.

Сергей Чеботарёв,

вице-президент по энергетике и экологии группы НЛМК

Сбор макулатуры во времена СССР тоже элемент ESG, в том смысле, что это — хорошая практика. Но практика должна быть упакована в правильные процессы, образующие единую систему.

ESG-практики российского бизнеса

РЖД привлекли в «Юникредит Банке» ESG-кредит с привязкой к выполнению экологических показателей на сумму 585 млн швейцарских франков (около 630 млн долларов).

У «Русала» в 2020 году более чем в 1,5 раза выросли продажи низкоуглеродного алюминия. Благодаря электроэнергии от гидрогенерации, его углеродный след в 3 раза меньше среднемирового значения.

Норникель в июле 2021 года выпустил первую партию углеродно-нейтрального никеля, до конца года планируется поставить до 10 000 тонн такого товара. В течение 10 лет компания инвестирует в комплексную стратегию в области экологии 5,5 млрд долларов.

Что компании уже делают в этом направлении?

Илья Торосов,

заместитель министра экономического развития

В апреле 2021 года было подписано соглашение о финансировании строительства электрометаллургического комплекса «Эколант» в городе Выксе Нижегородской области на сумму 140 млрд рублей. Это будет один из самых современных заводов в Европе, с низким уровнем выбросов.

Александр Ведяхин,

первый заместитель председателя правления Сбербанка

Снижать углеродный след нужно не только «грязным» производствам. Сбер недавно объявил о планах достижения углеродной нейтральности в своей операционной деятельности к 2030 году. Например, только за прошлый год мы сократили потребление бумаги на 3,7 млн килограмм. Утилизировали 3 млн банковских карт, переработанное сырьё в дальнейшем будет использовано для производства профилей пластиковых окон.

Также у Сбера есть программа «Миллион деревьев». Мы планируем высадить их до 2023 года. К 2030 году эти деревца подрастут, и их поглощающая способность сможет компенсировать остаточные углеродные выбросы Сбера. Так мы выйдем на углеродную нейтральность.

Кроме того, мы готовы помочь нашим клиентам двигаться в направлении соблюдения принципов ESG. Мы планируем разработать ESG-рейтинг компаний, который будем в будущем учитывать в процессе кредитования проектов.

Максим Ремчуков,

директор по устойчивому развитию «Сибура»

Уровень ESG-рисков «Сибура» ниже, чем у 99% компаний химического сектора, по версии международного рейтинга Sustainanalytics. Мы последовательно снижаем косвенные выбросы, связанные с энергопотреблением наших предприятий. Например, на заводе «Полиэф» в Башкирии мы устанавливаем солнечные панели — почти 5 МВт установленной мощности. В Тюменской области участвуем в создании карбонового полигона, который станет частью системы мониторинга климатически активных газов.

Сергей Чеботарев,

вице-президент по энергетике и экологии группы НЛМК

У нас ESG-метрики вплетены в общую стратегию компании. Есть экологическая, климатическая, кадровая программы, инициативы в области охраны труда и промышленной безопасности. Это всё — часть большой стратегии группы НЛМК. За ней стоят конкретные проекты.

Например, строительство электростанции в Липецке на 300 МВт. Она будет утилизировать вторичные газы конвертерного производства, образующиеся при выплавке стали. Мы планируем довести долю самообеспечения электроэнергией площадки в Липецке до 95% и одновременно снизить воздействие на окружающую среду.

Ещё один важный проект — строительство металлургического комплекса в Старом Осколе. Углеродный след сталелитейного производства на предприятии будет почти в 2 раза ниже, чем по классической технологии.

ESG в быту

Александр Ведяхин сортирует мусор и выключает воду, когда чистит зубы.

Илья Торосов практически отказался от бумажных документов, обдумывает покупку электромобиля.

Сергей Чеботарёв сортирует мусор, отдельно собирает токсичные отходы: батарейки, ртутные лампочки.

Елена Дубовицкая перешла на электронный документооборот, её семья сознательно отказалась от второй машины — для снижения углеродного следа.

Максим Ремчуков старается отказываться от всего одноразового. Например, пользуется многоразовой кружкой, когда пьёт кофе или другие напитки.

Мировая ESG-повестка — возможность или угроза для российского бизнеса

Ведущие мировые банки Wells Fargo, Goldman Sachs, CitiGroup, UBS и другие перестали финансировать добычу энергоресурсов в Арктике. JP Morgan в ближайшее десятилетие обещает выделить 2,5 трлн долларов на поддержку инициатив по борьбе с изменением климата. Какие перспективы появляются у российского бизнеса?

Максим Ремчуков,

директор по устойчивому развитию «Сибура»

Увязать экономический рост со снижением выбросов — непростая задача. Энергетический переход требует колоссальных инвестиций.

Сергей Чеботарёв,

вице-президент по энергетике и экологии группы НЛМК

К ESG-повестке надо относиться как к возможности, а не как к угрозе. Для ответственных компаний это шанс получить конкурентные преимущества на рынке. Кроме того, пандемия показала, что только устойчивый бизнес сможет качественно противостоять внешним вызовам в эпоху перемен.

Александр Ведяхин,

первый заместитель председателя правления Сбербанка

К ESG-повестке надо относиться как к возможности, а не как к угрозе. Для ответственных компаний это шанс получить конкурентные преимущества на рынке. Кроме того, пандемия показала, что только устойчивый бизнес сможет качественно противостоять внешним вызовам в эпоху перемен.

Глобальные инвесторы смотрят на новые активы, но выбирать они будут максимально устойчивые компании. ESG сегодня — лучший инструментарий для бизнеса, который хочет завоевать внимание международных и российских инвесторов.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё