Бизнес-решения

Финансы

Финансовый рынок в новых реалиях: вызовы и решения

28 октября 2022

6 мин

Поделиться в соцсетях

SberCIB_0609[3].jpg

Александр Зозуля

Директор департамента глобальных рынков Сбербанка

Финансы

Совместно с

С начала 2020 года отечественные компании из разных сфер пережили сразу несколько шоков: волны пандемии коронавируса, масштабный локдаун, нарушение цепочек поставок и многое другое. Один из самых больших ударов пришёлся на финансовый рынок. Он сумел оправиться и приспособиться к существующим реалиям, однако ненадолго. Александр Зозуля, директор департамента глобальных рынков Сбера, рассказал, с какими вызовами финансовый рынок сталкивается в 2022 году и как противостоит им, в том числе с использованием решений банка.

События 2022 года стали «идеальным штормом» для российского финансового рынка. Особенно сильно пострадали те сферы, которые были значительно интегрированы в международный финансовый ландшафт. По санкционным причинам ушли иностранные контрагенты, были досрочно расторгнуты тысячи сделок, некоторые рынки потеряли ликвидность, а часть продуктов утратила актуальность. Например, появились ограничения на операции с валютными инструментами. Изменились бенчмарки, с российского рынка ушёл значительный пласт инвесторов, был ограничен доступ к финансовой информации и инфраструктуре.

Поначалу мы ожидали, что все произошедшие изменения существенно скорректируют ситуацию на рынке, какие-то сегменты сильно пострадают или вообще перестанут существовать. Где-то наши прогнозы оправдались, где-то — нет. Но жизнь не остановилась, российский финансовый рынок под напором санкций не «умер».

Значение ряда направлений для экономики возросло, например рынок драгоценных металлов, конверсионные операции с дружественными странами, торговля ценными бумагами, рынок рублёвых процентных ставок. Если говорить о последнем, то с уходом иностранных банков и фондов ликвидность практически всей линейки производных финансовых инструментов (ПФИ) существенно пострадала.

Сбер активно участвовал в развитии локального рынка процентных ПФИ с 2014 года. С 2017 года объём рынка вырос более чем в 10 раз, в конце 2021 года доля банка на локальном рынке рублёвых процентных деривативов составляла около 50%*. Всё это время Сбер помогал клиентам управлять процентным риском, предлагая кредитование в плавающей ставке в связке с ПФИ. Весной этого года, в тот период, когда ЦБ РФ на время повысил ключевую ставку до исторически высокого уровня в 20% годовых, наши инструменты сработали: более 80% компаний, которые захеджировали свой риск, получили защиту от роста ставки.

Нерезиденты были одними из основных рыночных контрагентов по процентным деривативам. С их уходом это направление сильно пострадало, но я уверен, что мы совместно с другими участниками рынка способны восстановить ликвидность. База активов и пассивов под плавающую ставку сохранилась, а значит, сохранится и потребность в хеджировании. Для многих локальных банков деривативный бизнес ранее не был приоритетным, и в последние месяцы фокус внимания был смещён скорее на базовые потребности: защиту капитала, управление ликвидностью, торговые и банковские книги. Но уже сейчас мы наблюдаем, что банки наращивают активность, и рассчитываем на рост рынка процентных ПФИ при участии внутренних игроков. В том числе мы ожидаем большего вовлечения страховых компаний и негосударственных пенсионных фондов. Локальный рынок рублёвых процентных деривативов может стать одним из наиболее востребованных направлений.

Ещё одна проблема, с которой столкнулся российский рынок, — уход западных инвесторов. Они обеспечивали около половины оборота на рынке акций, находящихся в свободном обращении. Появилось большое количество «застрявших» в зарубежных депозитариях бумаг, было неясно, как обслуживать те или иные долговые инструменты. Это привело к тому, что в сохранившейся части локального фондового рынка ликвидность сильно пострадала. Однако потребности бизнеса никто не отменял, в результате многие стали совершать внебиржевые сделки. Сейчас Сбер активно развивает проекты, которые помогут восстановить рынок ценных бумаг. Они связаны в первую очередь с предоставлением инфраструктуры, внедрением алгоритмических решений и прочих услуг.

Один из таких проектов — это платформа для финансовых институтов для совершения внебиржевых сделок с ценными бумагами SberTrade. Первоначально эта платформа создавалась не только для российских инвесторов, но весной мы достаточно быстро перестроили её фокус на локальную аудиторию. В результате платформа стала ответом на вызовы, с которыми финансовый рынок столкнулся в условиях высокой волатильности, сужения ликвидности и сокращения объёма рынка облигаций федерального займа. Сейчас пользователи SberTrade могут участвовать в агрегировании ликвидности от Сбера, и это позволяет нашим клиентам оперативно проводить крупные операции. Сегодня через платформу можно купить российские облигации, в планах обеспечить доступ к акциям и другим инструментам.

Российский финансовый рынок в целом показывает гораздо большую стойкость и гибкость, чем многие предполагали, он способен расти и развиваться. Мы это видим и по другим направлениям. После ухода с российского рынка глобальных банковских групп мы наблюдаем кратный рост интереса к структурным продуктам со стороны профессиональных участников рынка ценных бумаг. И если до февраля этого года на рынке структурных продуктов доминировали иностранные игроки, то сейчас позиции ушедших международных контрагентов активно занимают российские эмитенты. В частности, Сбер успешно развивает собственные программы выпуска структурных облигаций в российском праве. За 9 месяцев мы провели 74 новых размещения структурных продуктов на общую сумму более 32 млрд рублей, в том числе для ведущих независимых игроков инвестиционного и страхового рынков.

Ещё одним вызовом стал уход Bloomberg и Refinitiv, которые были сильно интегрированы в российскую инфраструктуру. Это событие обернулось потерей доступа у представителей локального рынка к финансовой информации: котировкам, курсам валют, ценообразованию, актуальной аналитике, что в свою очередь отразилось на процессинге сделок и на других аспектах. Сейчас локальные игроки работают над тем, чтобы внедрить свои собственные решения и сервисы. Например, это делает Московская биржа.

Сбер со своей стороны также активно развивает это направление. Изначально в нашей системе SberCIB Terminal, платформе, на которой финансовые институты и юридические лица могут заключать сделки на финансовых рынках в режиме онлайн, акцент был сделан на конверсионных операциях и управлении валютным риском. Но сейчас мы дополняем платформу другими инструментами, сервисами и работаем над тем, чтобы SberCIB Terminal превратился в информационно-коммуникационную платформу с доступом к real-time котировкам и возможностью торговли, новостям валютных и товарных рынков, аналитике, комментариям наших трейдеров. В системе можно будет вести переговоры по сделкам, заводить их в электронную форму, проводить расчёты через центрального контрагента. Мы ожидаем, что наше решение окажется востребованным в новых условиях и будет полезно клиентам банка.

Сегодня существуют реальные трудности во многих сегментах российского финансового рынка, но мы видим потенциал: восстановятся ликвидность и стоимость активов, наладятся процессы, появятся новые инфраструктурные решения. Жизнь на рынках капитала меняется и перестраивается. Потребность в рынке есть как у инвесторов, так и среди заёмщиков. Поэтому основная задача — выстроить новую модель взаимодействия, на которую мы все сможем опереться. Активная вовлечённость участников локального рынка повысит его устойчивость к внешним факторам и увеличит ликвидность. По ряду направлений объём рынка сможет потенциально вернуться к позициям начала 2022 года, а по каким-то, возможно, произойдёт и стремительный рост.

*Собственные данные Сбера


Самые важные кейсы лидеров бизнеса, мнения ведущих экспертов и тренды в отраслях экономики теперь всегда под рукой — подпишитесь на наш Telegram-канал.

SberCIB_0609[3].jpg

Александр Зозуля

Директор департамента глобальных рынков Сбербанка

Поделиться в соцсетях

Статья была вам полезна?

Да

Нет

Читать ещё