Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Голодные игры: почему независимые ритейлеры решили объединяться в «Восточный союз»
  • Торговля

Голодные игры: почему независимые ритейлеры решили объединяться в «Восточный союз»

  • 2 мин
  • 2 582

Российский ритейл сотрясают крупные сделки: крупнейшие игроки сливаются и обмениваются активами. Появление «Восточного союза», объединившего игроков продовольственного ритейла Сибири и Дальнего Востока, выглядит не просто логичным, а жизненно необходимым: шансов на выживание поодиночке у них немного. Как создавался этот альянс и каковы его перспективы?

Как устроена новая структура?

Группы компаний «Красный Яр», «Самбери» и «Слата» объединились в холдинг под названием «Восточный союз» в мае 2021 года. Для управления новой структурой было создано ООО «Восточные розничные сети». Генеральным директором компании стала Ольга Наумова, один из самых успешных топ-менеджеров российского ритейла. В её послужном списке — руководство сетями «Магнит» и «Пятёрочка».

Кто вошел в альянс:

Открытие первого магазина: 1997 год

Регионы присутствия: работает на территории Красноярска, Красноярского края и республики Хакасия

Форматы: супермаркеты «Красный Яр» (67 гастрономов) и дискаунтеры под брендом «Батон» (110 магазинов).

Открытие первого магазина: 1994 год

Регионы присутствия: Дальний Восток

Форматы: гипермаркеты «Самбери» (30 магазинов).

Открытие первого магазина: 2002 год

Регионы присутствия: Сибирь, Дальний Восток

Форматы: супермаркеты (80 магазинов), дискаунтеры «ХлебСоль» (244 магазина).

«Все компании, входящие в альянс, — большие игроки регионального рынка, существующие по 15—20 лет. И сейчас они доросли до новой ступени развития», — рассказали СберПро Медиа в пресс-службе «Восточного союза». В холдинге убеждены, что кооперация позволит добиться роста качества со всех точек зрения.

«Конечная цель — экономический эффект для участников за счёт комплексного решения общих задач», — подчёркивают в альянсе. К таковым задачам относятся оптимизация ресурсов и централизация стратегии развития, закупочной деятельности, развития собственных торговых марок, онлайн-торговли, маркетинга, IT-решений, логистики и т. д. По собственным данным, на сегодняшний день общая выручка сетей, входящих в альянс, превышает 160 млрд рублей, что позволяет им занимать 8-е место среди топ-10 российских ритейлеров. Стратегия развития бизнеса альянса будет представлена в 3-м квартале 2021 года.

Что такое альянс?

Для России альянс — нестандартная форма организации ритейла, хотя именно кооперация является одним из действующих инструментов для поддержания независимой региональной розницы на Западе. Яркие примеры тому — Migros, крупнейший кооперативный ритейлер Швейцарии; EDEKA — крупнейший кооператив ритейлеров в Германии; KESKO — финский розничный конгломерат со штаб-квартирой в Катаянокке и др.

«В любом таком союзе требуется харизматичный лидер, потому что основная сила альянса — это его крепость. Если Ольга Наумова будет участвовать в „Восточном союзе“ лишь декларативно, то ничего из этого союза не получится, он развалится, как и десятки других схожих объединений, которые создавались в России и уходили в никуда», — рассуждает генеральный директор INFOLine Иван Федяков.

Какова конъюнктура рынка?

В конце 2019 года на рынке был создан третий по обороту розничный продавец. В СП вошли ГК «Дикси» и «Альбион 2002» (управляет сетью алкомаркетов «Бристоль»), бенефициары которых — миллиардеры Игорь Кесаев и Сергей Кациев, а также группа «Красное & Белое», принадлежащая Сергею Студенникову. Последний получил долю 49% акций. Время показало, что сделка стала лишь началом глобальной консолидации на рынке ритейла.

2020 год и пандемия коронавируса приостановили этот процесс. Зато конец мая 2021 года ознаменовался сразу двумя крупными сделками по слиянию активов в продуктовом ритейле: «Магнит» объявил о покупке сети «Дикси», а «Лента» заявила, что поглощает российское подразделение Billa, принадлежащее немецкой REWE Group. В начале июня «Лента» объявила о приобретении крупной региональной сети «Семья» — четвёртого по величине ритейлера в Пермском крае. Одновременно с этим источники The Bell на розничном рынке сообщили, что «Яндекс» заинтересовался покупкой «Азбуки вкуса».

Каковы перспективы «Восточного союза»?

Создание альянса было необходимо потому, что в той парадигме, в которой сейчас развивается рынок, эти региональные сети были бы уничтожены. Это логичное решение для региональных игроков, считает старший аналитик по потребительскому сектору «АТОН» Виктор Дима. «Тем не менее я не знаю успешных примеров в России, когда бы формат кооперации работал. Наверное, с точки зрения закупочных цен это позволит добиться какого-то эффекта, но он не будет столь значителен», — говорит эксперт. Он считает, что противостоять федеральным игрокам регионалам будет сложно с точки зрения масштаба: федеральные ритейлеры открывают по 2000 магазинов в год.

На руку альянсу играет то, что на Дальнем Востоке позиции федеральных сетей слабее, чем в центральной части России, считает Иван Федяков. С точки зрения международной практики появление «Восточного союза» также выглядит логично, продолжает он. В европейском регионе существуют пять-шесть крупных сетей, на которые в каждой стране приходится 60—70% оборота рынка продуктов питания. В России пока эта цифра в районе 30—35%.

«Консолидация — это особенность любого рынка ритейла сегодня. И если 10 лет назад это происходило на фоне финансового превосходства крупных сетей, то сегодняшний виток консолидации основан на технологическом превосходстве, ритейл требует больших инвестиций в технологии», — развивает мысль Иван Федяков.

Виктор Дима обращает внимание на то, что консолидацию рынка отечественного ритейла усилили и события прошлого года. «Пандемия коронавируса показала, что стабильный cashflow в рознице теперь не гарантирован. 2020 год стал своего рода катализатором: все поняли, что нужно что-то предпринимать. Либо ты растёшь и становишься значимым игроком в своей нише, либо ты не можешь сопротивляться и не можешь конкурировать», — добавляет он.

Системы маркировки товара, ЕГАИС, «Меркурий» требуют использования цифровых решений. «Те компании, которые имеют превосходство в этом вопросе, развиваются. Те, кто в этом вопросе отстали, отстали безвозвратно. Та же „Билла“ уходит с российского рынка, потому что не смогла сократить технологическое отставание от прогрессивых сетей», — рассуждает Иван Федяков. В таком же положении находятся многие другие относительно небольшие сети.

Объедение в альянс для крепких региональных сетей — по сути единственная возможность конкурировать с лидерами рынка, а не продавать им свои активы. Главное, это суметь достичь синергии в условиях конкуренции между участниками альянса.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё