Как объединить бизнес и искусство: проект Сбербанка и Третьяковки изнутри
  • Интересное

Как объединить бизнес и искусство: проект Сбербанка и Третьяковки изнутри

  • 6 мин
  • 283

В разгар карантина Сбербанк, Третьяковская галерея и онлайн-кинотеатр Okko запустили проект «Третьяковка с…» — фильмы-экскурсии по главным экспонатам музея, где рассказчиками выступили директор музея Зельфира Трегулова, а также популярные артисты Сергей Шнуров и Константин Хабенский. Как появился этот проект и зачем он нужен Сбербанку, рассказывает старший вице-президент Татьяна Завьялова, курирующая проекты Сбербанка в сфере культуры.

Зачем Сбербанку искусство?

Участие банка в жизни общества реализуется через благотворительность и спонсорство в сфере культуры. Ежегодно Сбербанк оказывает поддержку ведущим российским театрам и музеям, музыкальным мероприятиям и коллективам, принимает участие в создании культурных продуктов и реставрации исторических памятников.

Однако сегодня культура для нас — уже не просто меценатство, помощь молодым дарованиям или большим творцам и не только сохранение наследия. Культура — это территория диалога с потребителем, сфера, где экосистема Сбербанка делает жизнь клиентов интересной и насыщенной. Нам как бренду, оказывающему значительное влияние на российское общество, важно во всех смыслах вкладываться в повышение качества жизни людей как бытовой, так и духовной.

В последнее время наш интерес всё сильнее разворачивается в сторону продюсирования собственного контента, особенно с учётом того, что в экосистеме Сбербанка существует своя стриминговая платформа. Как только бренд выходит за рамки «спонсорства логотипов» и запускает инициативы, которые ему интересны, его вклад в мир искусства становится более ощутимым.

«Третьяковка со Шнуром» и «Третьяковка с Хабенским» стали для нас прорывом в онлайне. В виртуальном пространстве мы не пытаемся повторять то, что делаем в стенах музея, для нас оно — ещё одна площадка. Интернет требует своего формата, там свой зритель, даже если иногда это те же самые люди, которые приходят в музей. Благодаря сотрудничеству со Сбербанком и Оkko нам удалось выпустить популярные и понятные самой широкой аудитории фильмы о коллекции Третьяковской галереи, посмотреть на неё современным взглядом и обсудить её с неожиданными собеседниками.

Зельфира Трегулова,

генеральный директор Третьяковской галереи

Как на проект повлиял карантин?

Всеобщая самоизоляция кардинально изменила потребление культурных продуктов. Масштабная цифровизация этой сферы, о которой много говорилось в доизоляционные времена, наступила в одночасье. Пандемия вдохновила многие организации, и нас в том числе, на переосмысление подачи контента.

Изначально проект «Третьяковка с…» создавался для коммуникации с аудиторией на карантине: мы хотели предложить людям альтернативу физическому присутствию в музее, которого они лишились. В этом смысле пандемия бросила серьёзный вызов музеям по всему миру. Но в отличие от многочисленных «стримингов», мы ставили перед собой задачу сделать контент качественным и интересным современной публике, массовому зрителю. В данном проекте такой подход соответствует также масштабу музея и бизнес-модели платформы Okko.

Сбербанк и Третьяковка солидарны в том, что об искусстве нужно рассказывать доступным языком. Благодаря участию талантливого шоумена Шнурова и потрясающего актёра Хабенского нам удалось создать атмосферу живого, непринужденного общения. Мы хотели сделать онлайн-экскурсию соответствующей не только привычкам потребления онлайн-контента в эпоху YouTube и TikTok, но и среднестатистической модели посещения большого музея, когда, впервые оказываясь там, человек идёт либо по хайлайтам, либо по какому-то одному тематическому направлению. Кроме часового фильма, мы выпустили отдельные серии по каждой из картин, чтобы зритель мог выбрать удобный для него формат просмотра.

Проект виртуально открыл двери в Третьяковку, в том числе маломобильным гражданам. Мы всегда стремились делать искусство доступным как можно большему числу людей с помощью новых технологий, быть проводником в культуру для наших клиентов.

Съёмки «Третьяковки со Шнуром» проходили в последние дни перед введением жёстких карантинных мер. Третьяковская галерея была закрыта для посетителей впервые за несколько десятков лет. Музей практически опустел — сотрудники тоже уже начали переходить на удалённый режим работы. Вторую серию, «Третьяковку с Хабенским», снимали уже перед открытием музея, когда мы готовили пространство к приёму посетителей. Мы все приобрели ценный опыт: как даже в самых сложных и непривычных условиях можно сделать что-то по-настоящему новое и интересное.

Зельфира Трегулова,

генеральный директор Третьяковской галереи

Какие сложности возникли при реализации проекта?

Мы столкнулись со множеством технических проблем: процесс получения прав на произведения XX века (некоторые пришлось убрать из финального монтажа), сроки (с учётом сложного графика ведущих надо было снять идеально с первого раза).

Это была настоящая командная работа, было непросто выстраивать коммуникацию между Третьяковской галереей, банком, мультимедийной платформой Okko, съёмочной группой — кинокомпанией Team Films и звёздными героями. Идея «вырисовывалась» в совместных брейнштормах: Сбербанк выступал не просто меценатом, банк стал визионером и одним из продюсеров проекта.

Первая часть фильма снималась во время карантина, что накладывало определённые ограничения как на процесс съёмок, так и на работу команды. А залы с экспозицией авангарда (тема фильма «Третьяковка с Хабенским») на данный момент находятся на ремонте. Команде музея нужно было собрать материалы и организовать пространство так, чтобы фильм получился интересным и зрелищным, несмотря на ремонт.

Соведущие Зельфиры Трегуловой предстали в собирательном образе посетителя музея, задавая как простые, так и очень глубокие вопросы. Именно это сделало беседу живой и удобной для восприятия зрителя. Отвечая на эти вопросы, директор музея рассказывает о сложных искусствоведческих материях абсолютно понятным языком.

Что в итоге?

Проект дал возможность и нам, и музею быть на связи с посетителями и клиентами в столь напряжённое время. Мы получили очень много благодарных отзывов.

В комментариях зрители писали о лёгкости восприятия материала, сочетании пользы и развлечения, это именно то, к чему мы стремились.

Сергей Шнуров открылся многим зрителям с новой стороны, его фигура в этом фильме ожидаемо вызвала резонанс. Те, кто обычно не интересуются подобным контентом, посмотрели из чистого любопытства и, похоже, получили удовольствие. Константин Хабенский задавал очень непосредственные вопросы Зельфире Исмаиловне (нужно понимать, что сценарий беседы не писали заранее) — именно те, которые возникают у неподготовленного зрителя в музее.

В конце концов, нашей задачей было создать впечатление, и реакция аудитории — здесь ключевой показатель успеха. Чем больше людей среагируют, тем больше среди них будет тех, кто узнает для себя что-то новое об искусстве. Поскольку первая часть вышла в самом начале карантина, всплеск интереса был колоссальным. С момента запуска фильм собрал на различных платформах около миллиона просмотров. К моменту выпуска второй серии — в разгар лета — присутствие людей в онлайне ожидаемо пошло на спад, но и тут «Третьяковка с Хабенским» показала отличный результат, сопоставимый с премьерами эпизодов популярных сериалов на Okko. Для нас это очень важный показатель.

С момента запуска проектов с Третьяковской галереей мы наблюдаем неизменно высокий интерес аудитории. Это действительно новый, знаковый для нас формат, делающий высокое искусство доступным для каждого человека вне зависимости от его уровня подготовки или возможности лично увидеть эти шедевры.

Яна Бардинцева,

генеральный директор Okko

Как крупные бренды сотрудничают с художниками?

UBS и Фонд Гуггенхейма

С 2012 по 2018 год швейцарский банк UBS и нью-йоркский Фонд Гуггенхейма, занимающийся поддержкой современного искусства, проводили совместный проект MAP Global Art Initiative. Его целью было «нанести на карту» искусство тех регионов, которые чаще всего ускользают от внимания западного общества: Южной и Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, а также Среднего Востока и Северной Африки. Для UBS инициатива была продолжением его «программы культурного брендинга»: с 1960-х банк собирает собственную корпоративную коллекцию, сейчас состоящую из 35 000 работ, а наиболее состоятельным клиентам оказывает услуги в области искусства.

В MAP Global Art Initiative включили 88 художников и коллекций из 13 стран. Были организованы выставки, образовательные программы, воплощены арт-проекты — всё, что должно обратить внимание зрителя на то, как практикуется искусство в разных регионах, сделать возможным кросс-культурный обмен идеями и превратить музеи в центры, которые адекватно представляют мир вокруг. На самый амбициозный филантропический проект в своей истории UBS, по некоторым оценкам, мог потратить около 40 млн долларов.

Bank of America

Помимо поддержки некоммерческих организаций в сфере искусства, программы сохранения и реставрации картин, а также собственной коллекции, предоставляемой музеям для выставок, Bank of America даёт своим клиентам возможность бесплатно ходить в музеи.

Держатели карт Bank of America или Merrill могут раз в месяц (в первые выходные каждого месяца) свободно посещать основные экспозиции более чем 200 музеев практически в каждом штате США. Для входа нужно только предъявить свою пластиковую карточку и документ. Программа длится уже 23-й год, список музеев обновляется каждый год.

Nike

История коллабораций, которыми известна американская Nike, началась со спортсменов, но пришла к художникам. Удачное сотрудничество с Майклом Джорданом более 30 лет назад открыло путь стратегии, которую сейчас использует не только Nike, но и другие производители: создавать вещи, которые становятся произведениями искусства.

Сейчас компания ежегодно создаёт коллекции, привлекая художников из самых разных областей, от дизайна одежды до скульптуры и музыки. Она сотрудничала с дизайнером Джеффом Стэплом, выпустив знаменитые «голубиные» кеды, из-за которых в Нью-Йорке вспыхивали потасовки на улицах. С голландским художником Питером Янсеном (известен как Piet Parra) были разработаны Nike Air Max 1 «Амстердам», оранжевая расцветка которых считалась раритетом и продавалась на eBay за 15 000 фунтов. Современный скульптор и художник Том Сакс создал кроссовки Mars Yard и несколько предметов одежды, вдохновляясь своей работой над выставкой совместно с NASA. Основатель британского музыкального проекта UNKLE Джеймс Лавель и граффити-артист Futura приложили руку к коллекции Dunkle, а 2 года назад в выпуске Nike Air Force 1 поучаствовал Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА).

Эти и многие другие модели становятся коллекционными, обсуждаются десятилетия спустя и продаются за пятизначные суммы. Но главное — не цены, продажи и ажиотаж в магазинах. Важнее то, что благодаря партнёрствам с художниками, музыкантами и дизайнерами Nike удалось превратиться в один из самых открытых, актуальных и по-человечески симпатичных брендов, который даёт людям возможность воплотить свою страсть к жизни в форме обуви.

Amtrak

Однажды американский писатель Александр Чи признался в интервью, что его любимое место для творчества — поезд. «Хотел бы я, чтобы писателям разрешили жить в поездах Amtrak», — сказал он. Это заявление породило обсуждение в соцсетях, пользователи соглашались, что писать в поездах действительно было бы здорово, а затем национальный железнодорожный перевозчик объявил, что готов дать авторам возможность кататься в своих поездах и творить.

В первый год программы (2014-й) Amtrak получила 16 000 заявок, — чтобы отобрать 24 из них, компании пришлось нанять нескольких кураторов. Авторам разрешили выбрать любое направление дальнего следования Amtrak и бесплатно проехать туда-обратно в личном купе. Программа получила мощный «сарафанный» эффект в соцсетях и продолжается до сих, превратившись в social media residency: опытом своих путешествий участники делятся в социальных медиа.

Компаниям сейчас необходимо взаимодействие с аудиторией на глубоком эмоциональном уровне, а сделать это посредством привычной рекламы и PR уже невозможно: аудитория становится более искушённой, общение перешло в цифровые форматы, заинтересовать публику становится всё сложнее, удержать её внимание — тем более. Поэтому точки пересечения брендов с культурой становятся более осмысленными, форматы сотрудничества — более инновационными. Сегодня люди активно занимаются саморазвитием, осознанно подходят к выбору тех или иных товаров и услуг на бытовом уровне, например выбирают экологичные бренды или органические продукты. Выбирают комфорт и безопасность, выбирают философию — это всё вещи одного порядка, это культура.

Татьяна Завьялова,

старший вице-президент Сбербанка

Сегодня проекты Сбербанка в культурной сфере — это и социальная ответственность, и часть новой бизнес-стратегии. Развиваясь как экосистема, компания стремится обеспечить клиентам полноценный набор сервисов и запоминающийся опыт, в том числе в области досуга и развлечений. С нами клиенты могут легко покупать билеты в кино, театр, на выставки, могут смотреть спектакли и концерты онлайн, получать новые знания, пользоваться специальными предложениями и скидками. И всё это — в удобном для них формате, не выходя за пределы взаимодействия с одним брендом.

Читайте ещё