Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Подкаст: как технологии меняют культурный контекст и что это значит для бизнеса
  • Спецпроект
  • Интересное

Подкаст: как технологии меняют культурный контекст и что это значит для бизнеса

  • 10 мин
  • 2 334

Из чего складывается современный культурный контекст? Какие форматы и смыслы мы потеряли, с какими будем жить дальше? Куда нас приведёт развитие технологий и какие задачи решают громкие проекты на стыке бренд-маркетинга и искусства? Поговорим об этом в новом подкасте СберПро Медиа «Культурный контекст».

Мы приглашаем в студию представителей бизнеса и культуры. Проверяем, могут ли они найти общий язык, изучаем их взгляд на развитие технологий, партнёрства и будущее искусства.

Тема первого выпуска «Как технологии меняют культурный контекст, и что это значит для бизнеса»

Ведущий — Трифон Бебутов, главный редактор «самого умного российского издания о развлечениях и самого весёлого из культурных» «Афиша Daily».

Гости в студии — Макар Кожухов, директор по контенту онлайн-кинотеатра Okko, который входит в экосистему Сбера. И Дмитрий Барсенков, исполнительный директор творческого индустриального кластера «Октава» (на момент записи занимал должность заместителя руководителя Музея русского импрессионизма, партнёра Сбера по проектам в сфере культуры).

На других платформах:

На других платформах:

Как пандемия все изменила?

Когда во время пандемии закрыли все организации, первое время было неясно, что делать, ведь музеи рассчитаны на привлечение трафика внутрь, офлайн. На это же были рассчитаны и технологии, которые использовали до пандемии.

Дмитрий Барсенков рассказывает, как в Музее русского импрессионизма использовали современные технологии: VR, AR, аудиогиды, мобильные видеогиды для слабовидящих, слабослышащих. Но из-за пандемии пришлось выходить на абсолютно новую для музея платформу. «Мы старались перевести в онлайн перформативные техники. Например, сделали театрализованное представление, срежиссированное под онлайн-трансляцию. О картинах рассказывал не директор музея, а разные артисты: диджей, хипхоп-исполнитель, артистка балета, вокалистка… Мы хотели, чтобы люди подумали: „Вау! Искусство — это не зашквар, это круто!“ Этот онлайн перфоманс посмотрело полмиллиона человек».

Макар Кожухов: во время пандемии Okko перешёл из онлайна в офлайн и к контенту от дистрибьюторов добавил кино и сериалы собственного производства. Год оказался продуктивным: Okko сделал совместные проекты с Третьяковкой и Сбером, снял скринлайф-проекты (от англ. «жизнь на экране», «экранная жизнь», это достоверная история, рассказанная посредством гаджета, действие такого фильма разворачивается на экране ноутбука или смартфона) и сериал с Нагиевым в закрытом под съёмки посёлке.

Гибридный формат работы — связки онлайна с офлайном, создание нового при имеющемся постоянном источнике контента — Трифон Бебутов считает правильным. «Справедливости ради, на телевидении считается абсолютно грамотным, приемлемым и правильным с точки зрения работы с аудиторией и с точки зрения бизнеса — это когда у тебя 50% покупного контента, даже переделанного под себя и 50% придуманного самостоятельно», — отмечает ведущий.

набрала подборка «Искусство онлайн» в Okko

Могут ли технологии, например, скринлайф, VR изменить искусство? Может ли оно восприниматься иначе?

По мнению Дмитрия Барсенкова, аудитория восприимчива и к старым форматам тоже. Уже после снятия ограничений в день Музей русского импрессионизма посещает около 700 и более человек. Но встряска оказалась хороша, потому что помогла нарастить компетенции. Пришлось подстроиться, например, сделать билет с открытой датой или предложить услугу гостеприимства — гифтпак и персональные предложения для гостей. Такой опыт делали для ключевых клиентов Сбера. Макар Кожухов согласен: с переходом в онлайн для деятелей культуры открылось окно возможностей. Новосибирск, Владивосток, Хабаровск, Камчатка, Магадан — весь мир может стать гостем музея. Культурные институции получили возможность заявить о себе. Не сидеть сложа руки или увольнять сотрудников, а использовать разные форматы и разные подходы.

посещает Музей русского импрессионизма после пандемии

Как будут эволюционировать форматы и технологии?

Трифон Бебутов: производить контент, касающийся концертных залов, классической и современной музыки, будет намного сложнее, но благодаря технологиям всех нас ждёт именно качественный прорыв.

Дмитрий Барсенков: сейчас на пике социальные технологии — коммуникация между людьми. Нужно заинтересовать человека общением через телефон, показать ему красивую картинку. Поэтому на первый план будет выходить интерактивность музеев. Ещё до пандемии музей превратился из строгого храма искусств в культурный центр. Люди находят новые смыслы и хотят обменяться ими с другими людьми. Теперь сотрудники музея заинтересовывают их через картинку в телефоне. «Мы задаём правильные вопросы, ставим проблематику, создаём площадку для дискуссии. Всё это — технология, которая научила нас общаться и заинтересовывать. Она останется с нами навсегда».

Макар Кожухов: развитие онлайн-проектов или технологий, доступ к которым имеется не у всех (например, VR), не очень хорошо. Как и длинный пользовательский путь. «Если пользователю нужно провалиться на два шага с главной страницы, то он туда, скорее всего, не дойдёт».

Как меняется аудитория, если произведения искусства, культурные объекты и проекты становятся доступными? Конвертируется ли она из онлайна в офлайн?

Аудитория, несомненно, меняется, уверен Дмитрий Барсенков. Ежегодно посещаемость музеев растет на 15%. Теперь культура чаще попадает в периметр интересов аудитории. Музеям, в свою очередь, приходится говорить на новом для них языке, более доступном. И им это нравится, они хотят это делать.

Чтобы конкурировать с социальными сетями и площадками, музеи могут пойти двумя путями: эффектно генерировать контент, например, для TikTok, инициировать обсуждения в Сlubhouse. В качестве удачного примера музея в TikTok Барсенков приводит Уфицци, который находится во Флоренции. Его сотрудники создают невероятный контент, которым стало модно делиться.

Второй путь — создавать условия для UGC — пользовательского контента. Чтобы люди приходили и каким-то образом им делились: фотографировались, писали вайны (короткие юмористические ролики), публиковали посты в соцсетях. По словам Дмитрия Барсенкова, музей думает в сторону «инстагеничности»: продумывает освещение, точки для съёмки.

Главное, чтобы во время изменений не менялись художники. Макар Кожухов считает, что нельзя ломать творческого человека. «Появление компьютера не отменило холста». Меняться должны люди, которые дают доступ к тому, что сделал художник: искать новые подходы, формы. Его поддерживает Трифон Бебутов и говорит о возможной опасности переусердствовать с технологиями, вследствие этого потерять себя, свою творческую идентичность.

Какие прогнозы и тренды на 2021 год?

Трифон Бебутов: пандемия подарила культурным институциям много новых форматов и смыслов. Этот опыт, по его мнению, будет утилизирован. Между тем в 2021 году появляются и новые тренды. Например, бум NFT-коллекций. Это цифровой аналог ценной бумаги. С его помощью человек может купить и продать оригинал популярного мема, цифровую картину, артефакт для компьютерной игры и даже твит.

планирует выпустить Okko в следующем году

Макар Кожухов: тренд в киноиндустрии — это комбинация кинопроката с релизом в онлайне и ставка онлайн-кинотеатров на собственное производство.

Дмитрий Барсенков: люди возвращаются в музеи. Прошлый год был суперболезненным, но это перейдёт в рост. «Мы не разучились делать качественный офлайн-контент, при этом научились делать более качественный онлайн-контент и лучше общаться с людьми».

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё