• ТМТ

Комплекс неполноценности. Национальная стратегия технологической независимости страдает болезнью неверия

Григорий Сизоненко

Григорий Сизоненко

генеральный директор группы компаний «ИВК»
  • 6 мин
  • 455

У многих разработчиков ПО есть опыт создания программного продукта «в стол». Как правило, компания осознанно берёт на себя финансовую нагрузку по созданию невостребованной пока системы, потому что знает: потребность зреет, продукт вскоре «выстрелит», и его наличие станет реальным конкурентным преимуществом. К такому подходу все относятся с пониманием и уважением: люди поступили дальновидно.

А компании-разработчики российского ПО, благодаря которым рынок сегодня может развиваться в парадигме технологической независимости, прошли долгий период непонимания. К их разработкам скептически относились коллеги, сотрудничавшие с крупными западными компаниями, заказчики, люди из властных структур. За четверть века «на полку» цифрового развития были положены не отдельные программные продукты, а целая концепция развития российского рынка информационных технологий — концепция технологической суверенности России.

Идущие не в ногу

В 1990-х страну поразила страшная болезнь неверия в собственные силы, в интеллект и компетенции российских инженеров. Но небольшая группа энтузиастов — компания «ИВК», команда нынешнего «Базальт СПО», Postgres Professional, МЦСТ, «Т-Платформы» и несколько других — продолжили развивать отечественные технологии. Когда вся страна шла по пути использования импортных решений, мы шли «не в ногу».

В середине 90-х годов компьютер во многих организациях ещё использовался как печатная машинка и средство обмена редкими электронными письмами. Но мы понимали, что недалёк день, когда возникнет потребность в регулярном обмене большими потоками информации. Этот обмен будет происходить прежде всего между подразделениями госведомств и компаний крупного бизнеса, распределёнными по всей территории страны от Камчатки до Калининграда. Их информационные ресурсы — это гигантские гетерогенные сети, объединяющие разную вычислительную технику, разные операционные системы, разное прикладное ПО. Встанет задача обеспечить в них доставку сообщений — гарантированную, надёжно защищённую. Поэтому мы создали «ИВК Юпитер» — программное средство класса middleware (англ. — промежуточное программное обеспечение) для обмена информацией в гетерогенных сетях. Он сочетает свойства транспортной магистрали, системы документооборота и средств защиты информации.

Но наши попытки предложить этот продукт потенциальным заказчикам встречали полное непонимание: «Какие отечественные технологии? Вы что, всерьёз считаете, что российская компания способна опередить западных вендоров и создать продукт мирового уровня? Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Между тем продукты, которые предлагал тогда Microsoft, не были предназначены для построения гетерогенных сетей, тем более масштаба такой страны, как Россия.

Нам поверили руководители и ИТ-специалисты организаций, отвечающих за безопасность страны. По сей день они применяют наш продукт для решения серьёзных государственных задач. Например, на технологиях гарантированных сервисов «ИВК Юпитер» базируется государственная автоматизированная система «Правосудие». Но прежде чем найти и убедить этих заказчиков, нам пришлось пообщаться с огромным количеством оппонентов, буквально «зомбированных» западными вендорами. Сегодня, оглядываясь назад, эти люди в кулуарах признаются, что «лучшие в мире» зарубежные продукты были не в состоянии решить задачи, которые уверенно решал «ИВК Юпитер». Сколько сил, времени, денег было потрачено не оптимально, какие риски были заложены в архитектуру корпоративных ИТ-инфраструктур госорганов и промышленных гигантов только из-за банального, ничем не подкреплённого неверия в российских разработчиков!

Похожая ситуация складывалась и с другими нашими продуктами, например с системой электронного документооборота «ИВК Бюрократ». На ней успешно функционирует СЭД (система электронного документооборота) Министерства обороны — подразделения по всей стране, миллионы документов. Но множество других крупных организаций предпочли «брендовые» западные решения.

Команда разработчиков, которая сейчас объединилась в компанию «Базальт СПО» и вошла в ГК «ИВК», на протяжении 20 лет развивает российскую операционную систему и — что крайне важно! — российский репозиторий свободного ПО. Сегодня «Сизиф» — один из крупнейших в мире репозиториев. Фактически это «фабрика», которая объединяет инфраструктуру разработки ПО, собственные технологии разработки, хранилище программных пакетов, дистрибутивов ОС и свободного прикладного ПО. Технология разработки позволяет создавать ОС под любую архитектуру процессоров, российских и зарубежных. Репозиторий и семейство российских ОС сделаны вопреки многолетнему сильнейшему скептицизму рынка, который, даже не попробовав работать с российской операционной системой, был уверен в её «второсортности».

Сотрудники ИНЭУМ им. И. С. Брука и МЦСТ проявили, без преувеличения, настоящий героизм. На фоне тотального неверия в российских инженеров в стране, без заинтересованного рынка и инвесторов они разработали собственную архитектуру процессора и на её основе производят семейство процессоров «Эльбрус». Это тяжелейший высокоинтеллектуальный инженерный труд. Благодаря этим инженерам удалось сохранить базу для развёртывания целой отрасли: на архитектуре процессора «Эльбрус» другие компании могут создавать собственные компьютеры и серверы.

Российский «мозг» для ИИ

Время всё расставило по местам: отвергнутые вчера, российские программные продукты сегодня стали центром кристаллизации отечественного ИТ-рынка. Государство взяло курс на обеспечение технологической независимости в сфере ИТ. Но, реализуя государственные программы в сфере цифровизации, нам надо учесть печальные уроки прошлого и не повторить ошибок.

Одна из таких программ — национальная стратегия развития в стране технологий искусственного интеллекта, утверждённая указом Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации». 

В пунктах 43-44 стратегии зафиксировано, что к 2024 году в стране должны быть разработаны «российские микропроцессоры, не уступающие мировым аналогам по скорости и энергоэффективности». А к 2030 году «на российском и международном рынках должны быть широко представлены функционирующие образцы микропроцессоров с комплектом соответствующего программного обеспечения». Увы, понятие «соответствующее программное обеспечение» можно трактовать достаточно вольно. И в данном написании это прикладное ПО, сам ИИ. А какая ОС должна работать со специализированным процессором для ИИ? Это важно определить ещё на старте проекта, ведь жизнь процессору даёт именно операционная система, она обеспечивает взаимодействие прикладного ПО ИИ с вычислительными ресурсами компьютера. При выборе ОС важно не допустить ошибки, ведь искусственный интеллект — это информационный ресурс, на котором будут построены процессы критически важных отраслей нашей экономики. ОС для искусственного интеллекта, как и процессор, должна быть российской, созданной на базе отечественного репозитория. Только так будет обеспечена технологическая независимость российского ИИ.

Попытки создать российские ОС на базе зарубежных репозиториев — это отголоски периода неверия России в собственный интеллект, это «мина замедленного действия», которая в любой момент взорвётся санкционными ограничениями. Это гарантированный тормоз для развития российских процессоров, ведь ни один зарубежный репозиторий не поддерживает архитектуру процессора «Эльбрус», так же как и не будет поддерживать архитектуру отечественного процессора для ИИ.

Только разработав в стране собственный процессор и собственную операционную систему для искусственного интеллекта, мы обеспечим технологическую независимость этого стратегического инструмента экономического развития страны.

Читайте ещё