Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Морские огороды. Какое будущее ждёт мировую и российскую аквакультуру
  • АПК

Морские огороды. Какое будущее ждёт мировую и российскую аквакультуру

  • 6 мин
  • 216

Аквакультуру уверенно называют драйвером роста рыбной отрасли как в России, так и на глобальном уровне. Выращивание рыбы и морепродуктов привлекает крупных инвесторов и одновременно доступно для малого бизнеса. По всей стране за последние годы стартовали сотни разнообразных проектов, и это, возможно, только начало.

57% рыбы на тарелках

В мировом масштабе, несмотря на спад в прошлом году из-за пандемии и закрытия ресторанов, аквакультура «станет основной движущей силой увеличения производства рыбы во всём мире», хотя сектор будет расти более медленными темпами, чем в прошлое десятилетие (2% в год против 4% ранее), прогнозирует Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Замедление темпов во многом будет связано с изменений политики в сторону повышения экологичности, в первую очередь в Китае — крупнейшем производителе продукции рыбоводства в мире.

По новому прогнозу ФАО, общее производство рыбы в мире к 2030 году увеличится на 12,8% и достигнет 201 млн тонн по сравнению с 2020 годом. На аквакультуру, которая прирастёт ещё на 23% — до 103 млн тонн, будет приходиться 57% пищевой рыбы против 53% в настоящее время.

На 12,8%

вырастет общее производство рыбы в мире к 2030 году

В России аквакультура относительно молодое направление. Ещё с советских времён рыбоводство было скорее сопутствующей деятельностью совхозов, и только с 2014 года заработал отраслевой закон, а затем — система господдержки. В результате производство удвоилось и по итогам 2020 года достигло 330 тыс. тонн, включая 291 тыс. тонн товарной продукции (остальное — рыбопосадочный материал). Даже в непростом 2020 году сектор вырос на 14%. И это на фоне того, что вылов диких водных биоресурсов пока остановился на уровне 5 млн тонн.

Аквагеография:

Основные объёмы рыбы выращивают в Северо-Западном и Южном федеральных округах — 93 и 70 тыс. тонн соответственно по итогам прошлого года. На третьем месте — Дальний Восток с 49 тыс. тонн. Далее идут Центральный и Северо-Кавказский округа — 28 тыс. и 23 тыс. тонн, Приволжский (14 тыс. тонн), Уральский (9 тыс. тонн) и Сибирский (5 тыс. тонн).

В 2020 году рыбоводством в России занималось более 3 тыс. хозяйств, большая часть из них — малый и средний бизнес.

По словам заместителя руководителя Росрыболовства Василия Соколова, на рыбоводов распространены все основные меры господдержки, которые есть в АПК, прежде всего субсидирование краткосрочных и долгосрочных кредитов, страхование с господдержкой, и рассматривается возможность введения дополнительных механизмов стимулирования.

К 2030 году Россия намерена нарастить производство ещё как минимум на столько же, до 620 тыс. тонн, отмечает Василий Соколов.

Не карпом единым

С тех же советских времён в структуре рыбоводства преобладают карповые виды. «Однако за последние лет семь ситуация заметно изменилась, и сейчас происходит взрывной рост индустриального лососеводства, — говорит Василий Соколов. — Начиная с 2014 года его объёмы выросли почти втрое, до 116 тыс. тонн, а его доля в структуре всего рыбоводства перешагнула за 30% и в ближайшие 10 лет продолжит активно расти в связи с высоким спросом».

До 30%

в структуре рыбоводства приходится на семейство лососёвых

Сëмгу, например, выращивают в Мурманской области, форель — в Карелии, в Краснодарском крае. Наблюдается всплеск форелеводства на Северном Кавказе и в других регионах, поясняет руководитель департамента аквакультуры Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Ирина Бурлаченко. Перспективным может быть и выращивание сиговых (нельмы, муксуна, пеляди) на Северо-Западе и Сибири, добавляет она.

«В ближайшее десятилетие интерес инвесторов к аквакультуре будет существенно расти», — соглашается генеральный директор ПАО «Русская аквакультура» Илья Соснов. Для этого, по его словам, есть несколько причин.

Во-первых, огромное число видов рыб и морепродуктов, которые человечество привыкло видеть в своём рационе, производятся только в аквакультуре. Мировой океан уже не в состоянии обеспечивать население продукцией рыболовства ни по объёму, ни по ассортименту.

Во-вторых, в последние годы аквакультурный бизнес продемонстрировал способность предлагать очень высокую рентабельность. И ещё сохраняются обширные возможности для увеличения его эффективности — технологии продолжают интенсивно развиваться.

В-третьих, во всём спектре сельхозпроизводства аквакультура занимает особое место. Дело не не только в том, что рыба и морепродукты представляют собой здоровую пищу, но и в том, что их культивирование, как правило, намного экологичнее традиционных направлений, таких как птицеводство и животноводство. Оно оказывает значительно меньшее негативное воздействие на окружающую среду, перечисляет Илья Соснов.

Структура производства аквакультуры в России (по итогам 2020 года)

Следующий драйвер роста — морская аквакультура, марикультура. На Дальнем Востоке — устрицы и другие моллюски, трепанг, морской ёж, ламинария; на юге России — мидии, устрицы, креветка, морские рыбы (лаврак, камбала-калкан, кефали). В морских дальневосточных акваториях новые участки уходят по рекордным ценам.

«Действительно, перспективы у марикультуры значительные: спрос продолжает расти, есть ещё возможности в плане как наличия акваторий, так и внедрения современных технологий, повышения производительности. Вместе с тем до сих пор проблемным вопросом остаётся громоздкая процедура государственной экологической экспертизы, которая для небольших хозяйств очень обременительна. Сложно получить доступ к земельным участкам, примыкающим к рыбоводным, для размещения элементарной инфраструктуры», — отмечает председатель Ассоциации марикультурных организаций Приморского края Вадим Лихачёв. Надо продолжать совершенствовать нормативно-правовую базу, добавляет он.

В Сибири тоже бум аквакультуры, замечает основатель компании «Экорыба Сибири» Андрей Матяхин. «Если раньше пруды пустовали, то сейчас свободных прудов почти не осталось — все взяты в аренду», — говорит рыбовод. По его словам, во многом это связано с распространением технологий и появлением доступного рыбопосадочного материала. Сама «Экорыба Сибири» выращивает не только товарную рыбу, но и малька, ей уже удалось создать маточное стадо карповых, щуки, осетровых, создаёт маточное стадо радужной форели. «Мы первые, кто получил аквакультурного линя в УЗВ, в сотрудничестве с Исследовательским центром аквакультуры. Кроме того, разработали технологию, позволяющую вырастить товарного карпа за один год», — говорит Андрей Матяхин.

По его словам, растут все категории, от карповых до форели и осетровых. «К примеру, если в Новосибирской области товарным выращиванием осетровых раньше почти никто не занимался, то за последние 3—4 года появилось уже примерно 40 небольших хозяйств», — обращает внимание Андрей Матяхин.

40 новых

небольших осетровых хозяйств появилось в Новосибирской области

Связаны одной цепью

Однако рост сектора обостряет зависимость от импортных компонентов, прежде всего в кормах и рыбопосадочном материале. «В первую очередь это сегодня касается лососеводства: за последние четыре года импорт комбикормов увеличился в пять раз, до 117 тыс. тонн. Отечественное кормопроизводство обеспечивает лишь до 15% потребностей сектора», — комментирует заместитель генерального директора ООО «Рыбоводцентр» Игорь Кузьмин.

Производство малька и кормов представляет собой отдельные сферы бизнеса, которые отрасль пока серьёзно освоить не успела, поясняет Илья Соснов. «Да и российский рынок аквакультурных предприятий до недавнего времени не предлагал того спроса, который делал бы экономически выгодными производства молоди и кормов. Однако сегодня уже можно и нужно говорить о необходимости развития этих направлений, — утверждает он. — Несмотря на то что зарубежные предприятия продолжают предлагать широкий выбор кормов и посадочного материала, отрасль значительно выиграет от локализации». Сама «Русская аквакультура» делает экономические расчёты и изучает площадки. «Не исключаем, что через несколько лет в структуре компании появятся современные мальковые и кормовой заводы», — уточняет Илья Соснов.

По оценкам ВНИРО, учитывая запланированный рост выращивания ценных видов рыб в целом по стране, понадобится строительство не менее 4—5 современных комбикормовых заводов минимальной мощностью 50 тыс. тонн каждый. По данным Росрыболовства, есть также проекты по созданию государственных питомников и селекционных центров по производству посадочного материала ценных видов рыб, например, в Карелии, Мурманской области, Северной Осетии, Крыму, Приморском крае.

Потребление будет расти

Мировое потребление рыбы достигнет 21,2 кг на человека в год в 2030 году по сравнению с 20,5 кг в настоящее время, она будет оставаться ключевым элементом глобального рациона, прогнозирует ФАО. Цены на аквакультурную рыбу будут расти в среднем на 1,6% в год в номинальном выражении, в то время как в реальном выражении — снижаться на 0,3% в год в связи с ростом отрасли и стабильными ценами на корма.

От прудов к УЗВ

После принятия закона об аквакультуре в России заработала система распределения новых рыбоводных участков посредством открытых аукционов. Количество участков в пользовании (и пресноводных, и морских) за это время утроилось, до 3,5 тыс. общей площадью 660 тыс. га. Вместе с этим растёт популярность УЗВ-производств, которые не привязаны к водоёмам и климату региона. «УЗВ подходит даже для крупных городов, и кроме того, здесь почти не ограничен видовой состав выращиваемых объектов», — замечает Ирина Бурлаченко. Сегодня основными объектами являются осетровые, клариевый сом, тилапия, форель и другие виды.

«Сегодня 70% морепродуктов в магазинах — это продукция аквакультуры, но в основном привезённая из стран Юго-Восточной Азии. Поэтому даже в плане замещения потенциал российской аквакультуры очень значительный, — считает генеральный директор „Северной креветки“ Сергей Бельков. — Более того, масштабирование позволит повысить доступность продукции». Петербургская компания занимается выращиванием креветки ваннамей в УЗВ и планирует в 4—5 раз расширить производство — как минимум до 200 тонн для расширения географии поставок.

Сегодня в стране, за исключением трепанга и продукции из осетровых, продукция аквакультуры поставляется на внутренний рынок, но компании присматриваются к зарубежным рынкам. Та же «Северная креветка» ведёт подготовку к началу экспорта. «В странах Азии российская продукция АПК ценится за экологичность, и мы на это делаем ставку», — говорит Сергей Бельков. Его компания первой в России получила экологический сертификат на аквакультурную продукцию.

«Для того чтобы сохранить экологические преимущества российской аквакультуры, при дальнейшем развитии сектора необходимо уделять серьёзное внимание пространственному планированию акваторий и системному контролю за соблюдением ветеринарных, природоохранных норм — для соблюдения экологического баланса, но, конечно, это должны быть понятные, выполнимые правила», — обращает внимание Ирина Бурлаченко.

Биологические угрозы представляют самую высокую опасность для предприятий аквакультуры, подчёркивает Илья Соснов. И с увеличением интенсивности производства повышается вероятность и тяжесть реализации этих рисков. Этот фактор во многих случаях сдерживает наращивание объёмов выращивания.

Уже в ближайшее время аквакультура может пойти вслед за другими секторами сельского хозяйства и начать органическую сертификацию, считает исполнительный директор Национального органического союза России Олег Мироненко. В мире действует около 1 тыс. производителей объектов органической аквакультуры, в том числе в Китае — 200 сертифицированных компаний, в Европе — 500, и их число растёт.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё