Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Новые деревенские: как и зачем предприниматели создают экофермы
  • Интересное

Новые деревенские: как и зачем предприниматели создают экофермы

  • 6 мин
  • 1 085

Шесть лет назад Дмитрий Черепков решил заняться новым для себя бизнесом — агротуризмом. Выручка его компании «Ясно Поле» в 2020 году составила 64 млн рублей. С какими проблемами сталкивается предприниматель?

Дмитрий Черепков

По специальности Дмитрий Черепков — радиоинженер. В 1995 году он окончил факультет радиоэлектроники и лазерной техники МГТУ имени Баумана, но по профессии никогда не работал. Ещё студентом Черепков увлёкся бизнесом: торговал макаронами и конфетами, затем строительными материалами, создал небольшое предприятие по производству водосточных труб. А в 1995 году — компанию Nayada, которая стала лидером сегмента офисных перегородок в России.

В 2015 году предприниматель зарегистрировал компанию «Ясно Поле» и начал развивать бизнес в абсолютно новом для себя направлении — агротуризме. Он выкупил у нескольких фермеров в Ясногорском районе Тульской области 500 гектаров земли и построил на ней экопарк. Более чем 400 гектаров предприниматель задействовал под сельское хозяйство и 20 гектаров, которые компания вводит в зону рекреации, — под агротуризм. Всего за 6 лет Черепков вложил в проект более 100 млн рублей.

Фото предоставлено «Ясно поле»

Сельскохозяйственная деятельность «Ясно Поля» — это сенокосы и пастбища (в хозяйстве экопарка 20 коров, 200 коз и 17 лошадей), территории для выращивания кормов, фруктовые сады, питомники для растений, плантации ягодных кустарников и овощей, теплицы, пасека. А для развития туризма предприниматель построил 6 гостевых домов, 20 домиков в глэмпинг-лагере и один хостел. Всего в них насчитывается 45 номеров. «Сельским туризмом мы бы хотели заниматься в гораздо больших масштабах, но к этому есть препятствия, — делится Черепков. — Согласно Земельному кодексу, использовать сельскохозяйственные земли можно только для ведения сельскохозяйственного производства. В такой ситуации городским фермерам остаётся одно: там, где они хотят заниматься агротуризмом, переводить участки в зону рекреации. Процесс этот непростой. Чтобы его реализовать, нужно внести изменения в генеральный план муниципального образования. Мы занимаемся этим уже шесть лет».

В ходе перевода земель из одной категории в другую возникает и другая проблема: меняется кадастровая стоимость участка и, как следствие, земельный налог. Он может вырасти в сотни раз, говорит Черепков.

Николай Лычев,

главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru

То, что в России продолжают существовать разные категории земель, —​ это законодательный анахронизм, который тормозит деловую активность. Обременительно даже не столько наличие категорий земель, сколько громоздкая, растянутая во времени​ процедура перевода земельных участков из одной категории в другую. В России довольно​ много территорий сельскохозяйственного назначения, на которых уже никогда не будет вестись сельхоздеятельность, пример — территория Москвы и области внутри «ближней бетонки».

Поэтому если некоторые нормы Земельного кодекса пересмотреть, то всем от этого будет только лучше —​ и фермерам, и потребителям сельхозпродукции. Мы​ облегчим условия для развития агротуристических проектов.

Сейчас созданы объективные условия для того, чтобы таких компаний появлялось больше. Пандемия сыграла на руку предпринимателям, решившим вложиться в агротуризм либо начавшим инвестировать в него до COVID-19. Люди, лишившись возможности отдыхать за границей, готовы рассматривать альтернативные варианты отдыха и зачастую даже переплачивать за услуги в этой сфере. В то же время стоит помнить: пандемия —​ преимущество временное, и нужно делать всё возможное, чтобы в будущем клиент продолжал делить свой бюджет между внешним и внутренним туризмом.

Будущее за качеством

«Агротуризм в России находится в зачаточном состоянии — объекты в каждом регионе можно пересчитать по пальцам, — рассуждает гендиректор Национального союза производителей молока („Союзмолока“) Артём Белов. — Поскольку ниша практически пуста, в ней есть место новым участникам, но успех такого бизнеса полностью зависит от качества услуг — от того, как будет устроено проживание туристов и организовано питание в ресторане; каким будет ассортимент фермерских продуктов и напитков; какие развлечения для гостей предложит агроферма».

И, конечно же, немаловажен вопрос, где будет построен объект: до него должна быть проложена безопасная и качественная дорога, чтобы люди могли беспрепятственно добираться на автомобилях, отмечает эксперт.

По словам Черепкова, дороги в сельской местности действительно одна из главных головных болей для городского фермера. Только чтобы покрыть щебнем 3,5 километра пути от автотрассы до фермы, компании пришлось вложить около 10 млн рублей.

Экономика проекта

«Строя ферму, мы не делали ставку на то, что получится быстро окупить инвестиции, — рассказывает Черепков. — Молочное производство, сады и ягодники прибыльны при других, гораздо больших, объёмах производства. Туризм и сопутствующие услуги — вот, что входило в наши планы в первую очередь».

За счёт агротуристической деятельности экопарк сегодня и функционирует. По словам Черепкова, основную долю в выручке «Ясно Поля» составляет гостиница — 44% и 49% в 2019 и 2020 годах. На втором месте — ресторан: 39% и 30% (сокращение доли в 2020 году произошло из-за пандемии), на третьем — сыроварня, чья доля в продажах не превышает 10%. Остальной доход приходится на сопутствующие услуги: конный двор, керамическую мастерскую, экскурсии по экоферме, мастер-классы и арт-резиденции.

«Притяжение к месту», — замечает предприниматель. В «Ясно Поле» не проводят корпоративы и свадьбы, хотя они могли бы значительно улучшить выручку. Целевая аудитория проекта — семьи с детьми, поэтому на территории парка не разрешена громкая музыка и активное потребление алкоголя. Даже дискотека на корпоративном мероприятии компании Nayada прошла с музыкой в наушниках. «Получилось тихо, но в то же время весело», — рассказывает Черепков.

«Что касается сыроварни, которая, к слову сказать, имеет 10 медалей конкурса „Лучший сыр России“, и пять из них — золотые, то она даёт небольшой доход прежде всего из-за высоких цен на сырьё, — продолжает предприниматель. — Сложно, когда в одном килограмме сыра 400 рублей стоит только молоко, продавать продукт в рознице по 500—600 рублей». Поэтому сыры, которые производят в «Ясно Поле», стоят от 1000 до 2500 рублей за килограмм. Люксовый продукт покупают в основном гости фермы, но компания не ограничивается одним каналом продаж.

Фото предоставлено «Ясно поле»

«Мы устанавливаем умные холодильники (микромаркеты) в компаниях, где любят наши сыры, — рассказывает Черепков. — Сейчас это Nayada, „Ресо-Гарантия“ и „Оптиком“, а до конца года рассчитываем, что таких партнёров будет не меньше десяти». Главное в планах «Ясно Поля» — расширить до 2022 года ассортимент продукции фермы (начать выпускать новую линейку йогуртов и сыров, а также мясные продукты) и усилить продажи через собственный интернет-магазин.

Проблема ещё и в том, что в России не просто найти опытных сыроваров, делится опытом предприниматель. В «Ясно Поле» на них стараются выходить всеми возможными способами: как через кадровые агентства, так и знакомых. «Но даже если и удастся заполучить в команду хорошего специалиста, не исключено, что завтра его не переманит какое-нибудь крупное производство», — говорит Черепков. Для фермерских хозяйств это особенно критично, поскольку потребность в персонале в сезон вырастает в 2 раза. Например, в команде «Ясно Поля» постоянно работает 25 человек, а в период пиковых нагрузок — 50.

Сбежали в деревню

Выручка «Ясно Поля» в 2019 году составила 53 млн рублей, а в 2020 году — 64 млн рублей. «Пандемия, конечно, ударила по бизнесу, прежде всего по ресторану», — не скрывает Черепков. Но спасаясь от коронавируса, на ферму приехало много знакомых предпринимателя. Гостевые дома оказались заполненными на 100%, и это помогло бизнесу в кризис.

Пандемия не закончилась, но предприниматели, работающие в сфере сельского туризма, настроены оптимистично. «В то время как многие европейские страны объявили второй полный локдаун и ушли на карантин, в России ситуация была более-менее стабильной, — говорит совладелица подмосковной фермы „Для своих“ Ольга Карпова. — Многие наши фермы пусть и не на полную мощность, но продолжали работать, и это дало им возможность быстрее восстановиться. В частности, мы планируем летом активно проводить мероприятия одного дня: гастрономические обеды, мастер-классы, девичники, дни рождения, экскурсии и банные дни».

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё