Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Интересное

Новый договор. Как изменится мировая торговля с появлением Азиатской зоны свободной экономической торговли

Владимир Рожанковский

Владимир Рожанковский

финансовый советник консалтинговой компании «Эмкварта»
  • 6 мин
  • 188

В конце 2020 года 15 стран подписали Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство (ВРЭП), знаковое торговое соглашение между Индо-Тихоокеанским регионом, направленное, цитируя оригинальный текст договора, на «создание новых возможностей для трудоустройства, повышения уровня жизни и улучшения общего благосостояния народов». Способны ли ещё торговые партнёрства приносить реальную пользу странам-участникам?

История вопроса

Первоначальный толчок к переговорам дала Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая привела во ВРЭП 10 членов своего собственного партнёрства. Но около 80% совокупного ВВП нового блока в 25трлн долларов неудивительным образом приходится только на две страны: Китай и Японию. Ещё 3 трлн долларов поступают из вышеупомянутого АСЕАН, а остальные — из Южной Кореи, Австралии и Новой Зеландии.

Около 80%

совокупного ВВП нового блока в 25 трлн долларов приходится только на две страны: Китай и Японию

Переговоры по ВРЭП были начаты в ноябре 2012 года, когда соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП) находилось на финальной стадии переговоров, а США и Япония вели активные консультации по поводу возможного вступления Токио в переговоры по ТТП. Переговоры по расширению ТТП зашли в тупик, но в результате другой сделки был создан крупнейший в мире торговый блок, на долю которого приходится примерно треть мирового населения, валового внутреннего продукта и объёма торговли (страны — участницы ВРЭП представляют 49% населения и 19% всей территории мира). Идейные вдохновители блока обещают, что его создание будет способствовать ускорению региональной экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Десять государств — членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), уже подписавших договор, — это Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины. Кроме них, к договору примкнули и 6 государств, с которыми у АСЕАН уже подписаны соглашения о свободной торговле: Австралия, Индия, КНР, Новая Зеландия, Республика Корея и Япония. ВРЭП охватывает 4 развитых и 12 развивающихся государств.

Крупнейшее торговое соглашение в мире

ВРЭП было провозглашено «крупнейшим торговым соглашением в мире», предполагающим создание торгового блока в стиле Европейского союза, который обеспечивает «единый набор торговых правил для управления объединённой экономикой Индо-Тихоокеанского региона», которая в достаточной степени разнообразна и взаимодополняющая в разрезе межстрановых торгово-экономических отношений. Сделка, как ожидается, ускорит смещение мировой торговли в сторону Восточной Азии от Запада. Члены ВРЭП выиграют от создания крупнейшей в мире зоны, свободной от импортно-экспортных тарифов, где более 90% продаваемых товаров будут освобождены от тарифов.

Модельное исследование, проведённое Институтом международной экономики Петерсона (PIIE), показывает, что ВРЭП дополнительно увеличит ВВП Китая, Южной Кореи и Японии на 1 процентный пункт к 2030 году, а весь регион ВРЭП — на 0,5% ВВП. Кроме того, по оценкам института, ВРЭП увеличит мировой ВВП на 186 млрд долларов в год; при этом Китай, Япония и Корея получат дополнительно 85, 48 и 23 млрд долларов соответственно.

Подобные партнёрства — как большие и общеизвестные (венцом которых была в годы своего доминирования ВТО), так и маленькие и региональные — существуют во многих частях мира и играют роль балансировщиков товарно-расчётных потоков. Яркие примеры — NAFTA, вышеупомянутое ТТП (TPP) и другие. В то время США стремились расширить участие стран в ТТП, в частности за счёт всё той же Японии, а Китай и Индия тем временем учреждали, казалось бы, весьма региональное по своей сути ВРЭП. В обоих союзах участвовали Австралия, Япония и Новая Зеландия, а также некоторые государства — члены АСЕАН. Их постепенный переток во ВРЭП выглядит весьма показательно и поучительно.

По многочисленным высказываниям самих австралийцев, в том числе и тех, кого я знаю лично, Китай формировался как региональный центр притяжения торговли на протяжении последних как минимум 30 лет, то есть задолго как до нынешних торговых войн, так и даже до массового вывоза мощностей американских высокотехнологичных компаний на сборочные производства стран Юго-Восточной Азии. Причина хорошо описана легендарным профессором экономики Йельского университета и бывшим главным экономистом Morgan Stanley по странам Юго-Восточной Азии Стивеном Роучем: «На весь регион, включая Японию, приходится 33% мирового ВВП, что значительно превышает долю США (21%) и вдвое выше зоны евро (16%)». Австралия и Новая Зеландия всегда «вежливо, но настойчиво» отказывались от различных политических миссий и дипломатических конфликтов, вовлекающих их в противостояние Китая и США, выступали в роли своего рода современной «Швейцарии Южного полушария». Вместе с тем экспортоориентированные по своей сути, но существенно удалённые от основных торговых маршрутов экономики «кенгуру и киви» всегда охотно откликались практически на любые торгово-экономические инициативы своего региона. ВРЭП для них изначально звучало как «предложение, от которого невозможно отказаться».

33%

мирового ВВП приходится на страны Юго-Восточной Азии

Торговые партнёрства без политики

Геоэкономические торговые партнёрства весьма органичны и выгодны для стран, торгующих друг с другом. Они и только они дают странам уникальные возможности разграничений зон ответственности тех товарных производств, которым по соображениям экономической целесообразности они могут уделять повышенное внимание, имея гарантированные рынки сбыта. Такие партнёрства существовали с незапамятных времён и до последнего времени были бесконфликтными и естественными. Однако в последние годы пан-европейское торговое соглашение было омрачено мучительным и явно затянувшимся брекситом, Трансатлантическое торговое партнёрство, как и Североамериканское соглашение о свободной торговле, NAFTA, — попытками США в бытность Трампа президентом «перетянуть на себя одеяло», а едва начавшие формироваться торговые отношения между Европой и Россией — санкционно-дипломатической войной и попытками интегрировать в торговлю интересы НАТО. Не утомляя себя и читателей критикой и не пытаясь искать правых и виноватых, можно сказать, что столь громоздкие структуры, в тело которых всё больше и больше вплетались неорганические, далёкие от прагматики интересы, выглядят всё менее и менее жизнеспособными.

Но, перефразируя известное изречение, «мировая экономика не терпит пустоты», и на смену всё более и более политизированным прежним торгово-экономических партнёрствам приходят новые, где их участники обещают торговать честно и открыто. Ответ на вопрос, насколько долговечными они будут и сбудутся ли прогнозы вышеупомянутого PIIE, целиком и полностью зависит от возможностей стран не впутывать скользкие и часто антагонистичные политические интересы в чистую прагматику международной торговли — уникальной сферы, где сумма частей всегда больше целого.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё