Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Поразмыслить над курицей: АПК нужны точечные инвестиции
  • АПК

Поразмыслить над курицей: АПК нужны точечные инвестиции

Совместно с partner-image
  • 3 мин
  • 6 119

Российский АПК за последнее десятилетие добился значительных успехов в развитии, что позволило достичь самообеспеченности внутреннего рынка продукцией отечественного производства по многим направлениям: птице, свинине, сахару, зерновым и бобовым. Однако пандемия, с одной стороны, открыла российским аграриям широкие экспортные возможности, с другой стороны, может стать фактором ограничения дальнейшего роста и развития индустрии. Не до конца нивелированная зависимость отечественного АПК от импортных производственных компонентов в условиях девальвации рубля и падающих доходов населения обеспечивает рост себестоимости сельхозпродукции и, как следствие, сокращение её потребления на внутреннем рынке. Одним из средств противодействия этой тенденции может стать увеличение инвестиций в создание импортозамещающих производств вспомогательных ресурсов. Однако, предупреждают эксперты рынка, не во всех сферах импортозамещение может быть экономически оправданно.

Ключевые итоги

Предварительные итоги деятельности ключевых отраслей АПК в 2020 году уже подведены, и данные оптимистичны. По данным Росстата, урожай зерна в чистом весе в 2020 году составил 133,5 млн тонн, это на 12% больше, чем в среднем за 5 лет.

По данным информационно-аналитического центра «ИМИТ», в 2020 году производство свинины в России составило 4,015 млн тонн в убойном весе, что на 18,9% больше, чем в 2019 году. В Национальном союзе свиноводов отметили, что отечественные производители свинины впервые преодолели планку в 4 млн тонн. При этом самообеспеченности по свинине Россия достигла ещё в 2019 году, полностью уйдя от импортозависимости в этом сегменте, хотя ещё в середине нулевых до половины всей съедаемой в стране свинины импортировалось.

Производство мяса птицы в 2020 году выросло, по данным ИАЦ «ИМИТ», по сравнению с 2019 годом на 0,3% до 4,947 млн тонн в убойном весе, говядины увеличилось также на 0,3% до 1,61 млн тонн.

По данным агентства Milknews, на 2,7%, до 32,2 млн тонн, в 2020 году выросли объёмы производства сырого молока.

Ковидный укол

Несмотря на существенный рост объёмов производства в сельском хозяйстве, пришедшийся на пандемийный 2020 год, отрасль всё же не избежала негативного влияния коронавирусной инфекции. Ещё летом отраслевые эксперты предупреждали, что продовольственная инфляция по итогам года может вырасти. На это влияют девальвация рубля и рост стоимости импортных составляющих, что влечёт за собой сначала рост себестоимости выпуска сельхозпродукции, а потом и конечных цен: все дополнительные издержки производитель по традиции перекладывает на потребителя. Последние в условиях непрекращающегося падения доходов меняют модель поведения и переходят на более дешёвые продукты питания.

Большинство экспертов отмечают, что в 2020 году значительно снизился спрос на относительно дорогие товары — рыбу, бескостное мясо, свежие овощи, фрукты, — а расходы на конечное потребление упали на 5,2%, подсчитал Росстат. Директор Центра изучения молочного рынка Михаил Мищенко считает, что «в сельском хозяйстве не всё так хорошо, как хотелось бы, отрасль как была импортозависимой, так ею и осталась». Рост спроса на некоторые виды продуктов (мясные, молочные), по мнению Михаила Мищенко, был вызван тем, что «значительная часть людей, которые раньше выезжали за рубеж, в пандемию вынужденно остались дома и тратили деньги здесь».

Кто-то слишком много ест

При этом не все отрасли одинаково сильно импортозависимы, отмечают эксперты. Так, отечественное свиноводство в меньшей степени подвержено влиянию девальвации рубля. Это произошло потому, что ещё до кризиса отрасли удалось выйти на самообеспечение с точки зрения конечной продукции, мяса, хотя ряд вспомогательных производственных ресурсов импортируется. Зависимость от импортных компонентов в свиноводстве снижается, но полностью отказаться от них не удастся, считает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. «Это нормальная мировая практика, сегодня почти нет стран, которые бы обеспечивали себя всем от и до. Большинство стран пользуются какими-то импортными компонентами, из которых потом собирается мясо. Даже Китай, у которого, как кажется, развито всё, всё равно ввозит племенное поголовье, производственное оборудование. И это не импортозависимость, а разделение труда», — объясняет Сергей Юшин.

Между тем в молочном животноводстве всё не так хорошо: в стране нет ни племенного материала, ни достаточного поголовья мясного и молочного стада, говорит Михаил Мищенко. «Нынешний рекордный экспорт зерновых связан как раз с этим: Россия является крупным экспортёром зерна, а оно у нас преимущественно фуражное, потому что нет внутреннего рынка. Во времена СССР в стране было 20 млн дойных коров, а сегодня — не более 4,5 млн», — поясняет эксперт.

Росстат ещё по итогам первого полугодия зафиксировал рост средних цен на молоко и молочную продукцию в пределах 5,4% в годовом выражении. Основную роль в этом подорожании сыграл рост стоимости импортных компонентов в комбикормах: витамины и некоторые кормовые аминокислоты прибавили в цене до 50%. А так как доля комбикормов в себестоимости любого мяса и молока достигает 70—75%, то любое их подорожание сразу же отражается на объёмах затрат и конечных ценах продукции.

Наиболее сильно девальвация рубля и рост стоимости импортных вспомогательных ресурсов бьют по птицеводческой отрасли, где, по оценкам Национального союза птицеводов, доля импортных компонентов достигает 30%: импортируются премиксы, кормовые добавки, цыплята для родительского стада, вакцины и ветеринарные препараты. По словам президента Agrifood Strategies Альберта Давлеева, за 5 лет, с 2016 по 2020 годы, себестоимость производства яиц выросла на 24%, мяса бройлеров — на 19%, при этом цены производителей за этот период увеличились на 4,2% и 3,6% соответственно. В 2020 году на рост затрат повлияло удорожание практически всех промежуточных ресурсов: стоимость фуражной пшеницы выросла на 20—24%, кукурузы — на 35—40%, соевого шрота — на 40%, подсолнечного масла — на 40—44%, витаминов и аминокислот — на 30—100%, перечисляет Альберт Давлеев. «В результате в 2020 году только стоимость кормов увеличилась на 20—25%, что сразу дало рост себестоимости производства в 15%, при этом под влиянием рыночной ситуации отпускные цены на яйцо выросли всего на 3,8%, а на мясо птиц и вовсе сократились на 5,7%. Отрасль подошла к порогу рентабельности 3%», — говорит эксперт.

Долгая генетика

В наибольшей степени российские аграрии зависят от импортного генетического материала, единодушны эксперты. Для птицеводческой отрасли это так называемые кроссы — породы птиц, выведенные с помощью скрещивания различных линий для получения максимального количества мяса или яиц при минимальной себестоимости производства, а также цыплята для родительского стада и инкубационные яйца. Для молочного и мясного скотоводства это племенной материал, а для растениеводческого сегмента — семена.

Однако возрождение и развитие отечественной селекции — дело долгое и затратное. Теоретически можно сформировать родительское стадо, которое будет выполнять задачу по производству здорового жизнеспособного потомства, но мало какое предприятие сможет «потянуть» затраты на его содержание, это огромные расходы и очень долгий срок окупаемости, говорит Альберт Давлеев.

На сегодня 95—98% объёма производства российского мяса птицы и яиц обеспечивается импортными кроссами. Ещё в 2016 году в стране была одобрена целевая программа «Научное обеспечение создания отечественного племенного фонда, производства конкурентоспособной продукции птицеводства на 2016—2025 годы». Учёные и представители трёх десятков институтов, научных и производственных компаний должны были создать отечественные кроссы бройлеров, индейки, цесарки и водоплавающей птицы и к 2020 году выдать на-гора чудо-породу кур, которые давали бы суточный прирост массы в 65 граммов против среднемировых 53 граммов. Однако не хватило финансирования, и суперкросс пока так и остался в проекте.

«Экономически выгодных кроссов сегодня осталось два-три вида, и весь мир сидит на них, — замечает Сергей Юшин. — В России есть своя программа по созданию кроссов, но её реализация экономически нецелесообразна до тех пор, пока новая порода не выйдет на мировой рынок — только он сможет отбить огромные инвестиции».

Аналогичная ситуация складывается на рынке племенного материала крупного рогатого скота. Например, по данным аналитического центра Milknews, несмотря на то, что в стране работают 16 селекционно-генетических центров, они не справляются с задачей импортозамещения. Дело в том, что племенная отрасль современного российского молочного животноводства состоит из местных пород, не соответствующих «современным требованиям индустриального животноводства». Поэтому отечественные животноводы вынуждены импортировать семя и эмбрионы. Основными поставщиками являются США и Канада. «Так же происходит и в свиноводстве: мы завозим чистопородных свиней из стран, которые давно и с экономической выгодой развивают это производство», — говорит Сергей Юшин. При этом, отмечает он, популярный и эффективный гибрид свиней Ф1 целиком производится в России.

Лекарства для животных

О том, что необходимо развивать отечественное производство ветеринарных препаратов, в мае 2020 года заявлял президент страны Владимир Путин. На совещании по ситуации в сельском хозяйстве и пищевой промышленности он указал, что «не менее важно заниматься и племенным скотом, ветеринарными препаратами. Подчеркну: это не только прикладная задача для науки и бизнеса, но и ключевое условие, залог продовольственной безопасности и независимости нашей страны».

Однако же сегодня российские аграрии вынуждены пользоваться импортными препаратами: 68% отечественного рынка ёмкостью около 50 млрд рублей занимают зарубежные производители, подсчитали в Национальной ветеринарной ассоциации. Наиболее востребованы, по данным отчёта RNC Pharma, антигельминтные и инсектоакарицидные препараты и антибиотики. По оценкам же Альберта Давлеева, доля импорта гораздо больше — до 90%, причём больше всего его в сегменте вакцин.

Однако эксперты считают, что не во всех сегментах импортозамещение необходимо. «Почти 100% всех бройлеров — это гибриды, поставляемые западными генетическими компаниями. К ним есть своя инструкция — рекомендованные и проверенные схемы вакцинации и ветеринарные препараты, которые специально под них разрабатывались. Фактически птицеводы вынуждены закупать лекарственный комплекс, который заточен под данную птицу, потому что он для неё более эффективен, чем схожая комбинация отечественных препаратов», — говорит Альберт Давлеев. С другой стороны, есть очень эффективные российские разработки, например, среди вакцин, но эти препараты разрабатываются для конкретной птицефабрики, на конкретной среде, рассказывает эксперт.

Однако на данный момент возможности местных сельхозпроизводителей ограничены из-за отсутствия сырья для производства лекарств и полезных добавок, а, например, в птицеводстве доля их импорта составляет почти 100%, указывают в аналитической компании RNC Pharma. «Развитию отечественной фармацевтики в сегменте ветеринарии препятствует устаревшая нормативно-правовая база, в частности очень сложная процедура регистрации инновационных разработок», — отмечают аналитики.

Комбикорма много, добавок нет

С питанием животных, как показывает статистика, проблем не возникает: грубых и сочных кормов хватает всем, та же ситуация с комбикормом. Союз комбикормщиков отмечает, что последние 7 лет комбикормовая отрасль росла ежегодно на 4—5% и в 2020 году объём производства российских кормов составил около 32 млн тонн. При этом в сегменте кормов для птиц наблюдается стагнация, что означает, что рынок насыщен, а в сегменте свиноводства продолжается рост в пределах 7%, в сегменте кормов для КРС — в пределах 4%.

Между тем животноводам не хватает качественных отечественных премиксов, энзимов, аминокислот и других кормовых добавок. По оценкам RNC Pharma, импорт этих компонентов из года в год в течение последних 5 лет остаётся на одном и том же уровне и составляет 35—39 млрд рублей. По мнению экспертов, наиболее перспективным в этом плане может быть импортозамещение аминокислот, в частности лизина, способствующего сбалансированному росту животного или птицы. По оценкам Сергея Юшина, на сегодня 40% всего потребляемого лизина приходится на импорт, в России существует лишь одно крупное предприятие по выпуску этого препарата. «Мало кто хочет этим заниматься. Здесь важен вопрос тщательного соблюдения стандартов производства и качества, ведь малейший сбой — и миллионы птиц пострадают от нарушения пищеварения», — объясняет Сергей Юшин.

Начать с малого

По мнению экспертов, сегмент вспомогательных ресурсов для АПК — привлекательное направление для инвестиций, однако требующее тщательной оценки не только самого потенциального инвестпроекта, но и его перспектив на мировом рынке. «Не должно быть цели импортозаместить всё. Во многих случаях строить свои заводы экономически бессмысленно», — говорит Сергей Юшин. В качестве примера он приводит сегмент аминокислот и витаминов: в Китае и Германии созданы огромные производства, которые удовлетворяют мировые потребности в этих препаратах. «Да, российские птицеводы и животноводы зависят от импортных поставок витамина А, но строить свой завод только для обеспечения внутреннего российского рынка бессмысленно. Эти инвестиции в обозримом будущем не отобьются», — поясняет Сергей Юшин.

Михаил Мищенко в числе перспективных направлений для инвестиций называет сегмент сельскохозяйственного оборудования. «Сегодня из техники в России производятся только комбайны и трактора, вся остальная серьёзная сельхозтехника и комплектующие для неё импортные», — говорит он. «У нас в России есть научные и инженерные разработки, но отрасль пищевого машиностроения в данный момент не может предоставить комплексного их воплощения. Мало выпустить технику, нужно наладить сервисную часть, систему обслуживания и ремонта», — указывает Сергей Юшин.

Возрождение отраслей, производящих вспомогательные ресурсы для сельского хозяйства, — дело не одного года, и без помощи государства добиться этого будет сложно, уверены эксперты. Пока же, считают они, заинтересованным частным инвесторам стоит ориентироваться на сотрудничество с мировыми лидерами в своих направлениях и начинать с малого — с попытки встроиться в международную систему кооперации, годами складывающуюся в данной отрасли.

Автор: Ольга Вильде / РБК

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё