Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Финансы

Простые инструменты и сложные сделки. Как развивается исламский банкинг в России

Бехнам Гурбан-Заде

Бехнам Гурбан-Заде

управляющий директор — начальник Центра партнёрского финансирования и специальных проектов Сбера
  • 5 мин
  • 4 250

О том, что такое исламский банкинг и каковы перспективы его развития в России СберПро Медиа рассказал Бехнам Гурбан-Заде, начальник Центра партнёрского финансирования и специальных проектов Сбера.

Сегодня исламский банкинг нередко позиционируют в мире как банковскую систему для мусульман. На самом деле доступ к инструментам исламского банкинга открыт для всех. Достаточно отметить, что одним из мировых лидеров по объёму эмиссии исламских облигаций является Ирландия.

2,2 трлн долларов — совокупная стоимость активов под управлением исламской финансовой системы, по данным S&P Global Ratings

В основе исламской системы банковских услуг лежат принципы шариата — комплекса предписаний, определяющих убеждения и нравственные ценности мусульман. В рамках этой системы действуют ограничения на финансирование любой деятельности, которая ведёт к нарушению социальной справедливости или может наносить вред обществу. Речь идёт о производстве табачной продукции, алкоголя, деятельности казино и так далее. Также запрещено взимание процентов по займам и использование производных финансовых инструментов, не соответствующих нормам ислама.

Нетрудно проследить определённые параллели между нормами исламского банкинга и ESG-повесткой традиционных банков, особенно в части социальной ответственности и корпоративного управления (social и governance). Обе модели подразумевают, что сфера задач финансовых институтов шире, чем просто извлечение прибыли.

По данным Refinitiv, компании, прошедшие шариатский комплаенс, получают более высокий ESG-рейтинг: от 3% за качество корпоративного управления до 7,3% за экологическую повестку.

Почему исламские банки проще переносят финансовые кризисы

В основе системы исламского финансирования лежат реальные сделки. Простые продуктовые решения — это шесть основных инструментов, от каждого из которых образуется ещё 5—6 производных решений. С их помощью можно структурировать любую сложную сделку.

Кард-аль-хасан — беспроцентное финансирование. Используется для финансирования социальных проектов, по договору кард-аль-хасан запрещено изымать дополнительную доходность. При этом, если дебитор посчитает нужным, он может заплатить кредитору некую сумму в качестве подарка (хиба). Хиба не является частью договора.

Мурабаха — кредитование посредством торговой деятельности. В отличие от конвенциональных банков, исламские банки имеют право заниматься коммерческой деятельностью. Например, исламский банк покупает оборудование за 1 млн рублей, берёт его на свой баланс и перепродаёт далее клиенту в рассрочку на два года за 1,15  млн рублей. Таким образом, банк вместо процентов по кредиту получает прибыль от торговой деятельности.

Мудараба — финансирование через доверительное управление. Банк выступает в роли владельца денег, а клиент выступает в роли управляющей компании, у которой есть экспертиза и команда. Используя деньги банка, клиент развивает какой-либо проект и обеспечивает доходность. Таким образом банк финансирует развитие бизнеса заёмщика и формирует свой доход на основе прибыли от деятельности клиента.

Мушарака — венчурное финансирование в формате партнёрства. Банк совместно с клиентом учреждают SPV-компанию (SPV — special purpose vehicle) и в рамках этой компании реализуется какой-то бизнес. Распределение прибыли и объём участия в управлении бизнесом определяются соглашением сторон.

Иджара — форма лизингового договора, по которому одна сторона получает право распоряжаться имуществом, которым владеет другая сторона. Платежи за пользование имуществом в виде регулярных лизинговых выплат согласовываются сторонами заранее.

Салам и истисна — используются для заключения форвардного договора поставки, то есть для покупки того, чем продавец ещё не владеет в момент заключения сделки. По сути, это заказ на производство определённого товара для покупателя.

В исламском финансировании нельзя объединять в один контракт два продукта. Нельзя купить товар по мурабахе и сдать его в аренду по инджаре в рамках одного контракта. Требуется заключение отдельных контрактов на покупку оборудования и оформление отдельного контракта на его сдачу в аренду. Нельзя продавать то, чего физически не существует (помимо случаев, где используются продукты салам и истисна), и то, что тебе не принадлежит.

Даже крупные сложные сделки структурируются с помощью комбинации простых инструментов. Благодаря тому, что в основе исламского финансирования лежит наличие материального актива, а также отсутствию сложных деривативных инструментов, данная модель в меньшей степени подвержена рискам и кризисам.

Каждый из основных продуктов исламского финансирования может быть производным инструментом для выпуска исламских облигации — сукук. Сукук не предусматривает процентного дохода, и его цена больше зависит от динамики цены базового актива, чем от рейтинга эмитента. Одним словом, присутствуют процедуры, определяющие и запрещающие спекулятивные инструменты.

Модель исламского финансирования за счёт своей гибкости получила широкое распространение не только в исламском мире, но и в Великобритании, Ирландии, Швейцарии, Германии, Сингапуре, Люксембурге и в других мировых финансовых центрах. Законодательство Великобритании и ряда других неисламских стран предусматривает наличие регуляторных процедур для исламских финансовых институтов. Исламские банки в этих странах могут получать лицензии и продавать свои продукты наравне с традиционными банками.

Что препятствует развитию исламского банкинга в России

Главное препятствие к развитию исламского финансирования — это отсутствие профильного законодательства. Оно делает невозможным создание конкурентоспособных по цене продуктов исламского финансирования.

Второй, не менее важный, фактор — отсутствие профессиональных кадров. Не просто теоретиков, которые прочитали книги, а людей, которые «руками» могут структурировать сделки и сопровождать клиентов на всём пути.

Первые два фактора ведут к третьему — к отсутствию эффекта масштаба, который мог бы привлечь интерес международных инвесторов.

Совместно с корпоративным университетом Сбербанка команда Сбера разрабатывает обучающий курс по исламским финансам. Сначала он будет предоставлен клиентским менеджерам Сбера. Сформировав команду экспертов в Сбере, мы будем готовы открыть двери для остальных слушателей. Наши эксперты смогут стать менторами, практиками с уникальной экспертизой. Таким образом мы планируем создать «кузницу» кадров.

Команда Сбера активно сотрудничает с рабочими группами Банка России и Государственной думы в подготовке предложений по изменению законодательства, активно тестируем простые и сложные инструменты финансирования, образовательные программы, привлечение инвесторов и выход на новые рынки.

Инициативы Сбербанка

Сегодня в России работает существенное количество предпринимателей-мусульман, которые не пользуются традиционными банковскими продуктами из религиозных соображений. Они знают, что шариат запрещает им использовать традиционное кредитование или получать процентный доход от пассивных операций. В мусульманских регионах России Сбер регулярно получает запросы от таких предпринимателей.

В 2020 году Сбербанк открыл Центр партнёрского финансирования и спецпроектов. Создание равных условий доступа к банковским продуктам и услугам для каждого клиентского сегмента — это часть более широкой ESG-стратегии Сбера.

Центр провёл работу по оценке около 200 российских публичных компаний, торгующихся на Мосбирже, на предмет соответствия нормам исламского финансирования. Из них было отобрано 50 компаний, которые вошли в халяльный индекс MXSHAR — результат совместной работы специалистов Сбера и Московской биржи. На базе этого индекса российские финансовые институты могут создавать продукты доверительного управления или биржевые паевые инвестиционные фонды.

Первый халяльный БПИФ SBHI ETF был запущен на Мосбирже 8 декабря и уже торгуется достаточно активно.

Сейчас Центр партнёрского финансирования разрабатывает ещё два продукта — счета для обслуживания корпоративных клиентов и торговое финансирование (сырьевая мурабаха).

Отсутствие специальной законодательной базы создаёт определённые сложности. В России банки не имеют права вести коммерческую деятельность и в гражданском кодексе нет понятия мурабаха. Чтобы создать мурабаху с соблюдением норм действующего российского законодательства, нужно применять дополнительные настройки для продукта. На выходе мы получаем дорогой продукт, которому трудно конкурировать с традиционными банковскими сервисами.

Текущий объём заявок на исламское (партнёрское) финансирование от компаний из Татарстана, Дагестана и Чеченской Республики составляет около 15 млрд рублей. Но это потенциал, который пока не реализован. Клиенты ждут появления сбалансированного по стоимости продукта, позволяющего получить финансирование на коммерчески оправданных условиях.

Потенциал рынка

В 2017—2018 годах совместно с компанией KPMG мы проводили анализ спроса на продукты исламского финансирования в России. Потребность российских компаний на горизонте трёх лет была оценена примерно в 10 млрд долларов. Но для её реализации нужна инфраструктура, кадры и изменения в законодательстве.

Даже в текущих условиях Сбербанк проводит крупные сделки. В их числе участие с Исламским банком развития в финансировании поставок продукции Челябинского трубопрокатного завода в Туркменистан, для проекта газового трубопровода ТАПИ в 2019 году и поставка российского зерна в Египет в 2020 году. Совокупный объём финансирования — более 250 млн долларов.

Появление типовых инструментов позволит нарастить объёмы за счёт привлечения малого и среднего бизнеса мусульманских регионов России.

Кроме того, создание успешной бизнес-модели исламского банкинга поможет укрепить экономические связи России со странами бывшего СССР — Узбекистаном, Азербайджаном, Казахстаном, Кыргызстаном и Туркменистаном.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё