Российские проекты, пытающиеся изменить лёгкую промышленность. Почему их почти нет?
  • Промышленность

Российские проекты, пытающиеся изменить лёгкую промышленность. Почему их почти нет?

  • 6 мин
  • 911
Дмитрий Филонов
журналист, автор telegram-канала The Edinorog

Можно ли делать одежду из коровьего навоза? Или использовать старые джинсы, чтобы красить новые? Или делать хлопок для одежды в лаборатории, а не выращивать на плантациях? Да, всё это можно делать. Более того, этим уже занимаются стартапы, которые стали победителями премии Global Change Award. Эту премию в 2015 году запустила организация H&M Foundation.

Семья шведского предпринимателя и основного владельца производителя одежды H&M Стефана Перссона задумалась о том, чтобы поддерживать инновационные проекты, которые могут сделать индустрию моды более экологичной и сократить негативное воздействие на окружающую среду. Они основали H&M Foundation, вложили в организацию 200 млн долларов и запустили премию, чтобы искать подобные стартапы ранней стадии. Победителями Global Change Award стали уже 30 проектов, каждый из них получил от 150 000 до 300 000 евро.

В мире довольно много стартапов, которые пытаются перепридумать процессы в индустрии моды и лёгкой промышленности. Например, база Crunchbase насчитывает 109 раундов инвестиций на сумму почти 900 млн долларов в американские стартапы, которые занимаются только текстилем. В России пока стартапов в этой сфере не так много, и многие из них пока похожи скорее на научно-исследовательские проекты. Но интересные начинания всё же есть.

3D-печать одежды

В 2017 году британский проект Kniterate собрал на Kickstarter 636 000 долларов от 488 жертвователей. Основатели Kniterate придумали своеобразный 3D-принтер для одежды. На самом деле это уменьшенная копия промышленной вязальной машинки. Идея в том, что можно загрузить в неё макет одежды, нитки нужных цветов и «напечатать» одежду, не выходя из дома. А ещё можно обмениваться готовыми макетами или покупать их. Это попытка реализовать футуристическую идею о том, что вещи можно печатать дома, а не покупать в магазине.

Похожий проект Lar-X есть у петербургского конструкторского бюро «Ларс технологии», которое специализируется на 3D-печати. Конструкция вязального принтера другая, но принцип похожий — загружаешь модель и получаешь на выходе свитер или шарф. Правда, Lar-X собирался справиться с одной из проблем Kniterate, который печатает не вещь целиком, а отдельные части, которые затем нужно самостоятельно соединить. В 2018 году представители Lar-X заявляли, что ищут инвестиции и в случае их привлечения готовы уже в 2020 году выпустить пилотную модель. В компании рассказали, что инвесторов в проект так и не удалось найти, хотя такой 3D-принтер и ткань, получаемую с его помощью, можно использовать в совершенно разных областях. Сейчас эксперимент с Lar-X приостановлен, компания сосредоточилась на основном продукте — 3D-принтере, который печатает металлом. Но в «Ларс технологии» не исключают, что вернутся к проекту позднее.

Умная одежда

Ещё один петербургский проект — Warmr. Его делает магистрант университета ИТМО Олави Сиикки, в команде ещё несколько студентов этого университета. Команда Warmr работает в области печатной электроники. Идея в том, что на текстиль можно наносить различные полимеры и получать ткани с разными свойствами. В случае Warmr получается ткань с греющими свойствами (правда, для этого её нужно подключить к внешнему аккумулятору). Стартап уже разработал греющие варежки, чехол на сидение для велосипедов, ручки на велосипед с подогревом. Стартап занял третье место на международном конкурсе Eureka International Innovation & Entrepreneurship Competition, но крупных инвестиций пока не привлёк.

Компания «Печатные технологии» из Мордовии тоже занимается умной одеждой. Проект тоже наносит электронику (токопроводящую пасту) на текстиль, но для других целей. Такая умная одежда может снимать разные показатели с тела — например, температуру или пульс, а затем передавать их на смартфон. Подобные технологии можно использовать в спортивной одежде — вместо пульсометра спортсмену достаточно надеть умную футболку. Другой продукт — умные стельки: через смартфон можно отслеживать распределение веса по стопе. Есть и решения с подогреваемой одеждой.

Бельё по размеру

В феврале стартап ThirdLove привлёк раунд на 55 млн долларов по внушительной оценке 750 млн долларов. Стартап продаёт бюстгальтеры по модели Direct-to-Customer (D2C), а фишка проекта в том, что бюстгальтер можно подобрать точно по размеру. Для этого достаточно сфотографировать себя на смартфон и воспользоваться технологией ThirdLove, которая точно подберёт размер. Именно за счёт точного подбора размера стартап и пользуется популярностью у покупательниц.

В России есть проект BustCAD. Это софт, который позволяет точно подгонять размер нижнего белья на 3D-моделях. Его разработала компания «ИИТ Консалтинг» из Иваново, которая специализируется на разработке софта для швейных производств. Пока, правда, BustCAD продвигается только как программный продукт, а не отдельный сервис. В 2018 году проект стал финалистом акселератора GenerationX. В компании рассказали, что после 2018 года компания получила гранты от местных органов власти, РФФИ и Фонда содействия инновациям (фонда Бортника). Сейчас компания работает ещё и над созданием виртуальной примерочной.

Новые свойства

Российский стартап Hydrop разрабатывает средства, которые наделяют одежду новыми свойствами. Например, побрызгав спрей на обычную хлопковую одежду, можно сделать её водонепроницаемой. Или добавить светоотражающие свойства. Или есть «жидкий утюг». Стартап запустился в 2015 году и привлёк деньги от фонда Мирославы Думы, основателя стартапа WayRay Виталия Пономарёва и других инвесторов. Во время пандемии Hydrop быстро наладил производство защитных масок и заработал за месяц 55 млн рублей.

55 млн ₽

заработал Hydrop во время пандемии на продаже защитных масок

Тяжёлая сфера

В России есть интересные проекты, которые делают технологичные продукты для индустрии моды. Например, Texel работает над проблемой виртуальной примерочной и договорился о партнёрстве с Marks&Spencer. Проект Sarafan, перебравшийся в США и привлёкший 1,3 млн долларов, разрабатывает технологию, которая с помощью искусственного интеллекта распознаёт вещи на видео и фотографиях. Но стартапов, способных менять процессы непосредственно в лёгкой промышленности, а не уже на этапе продаж, не так много. Почему?

В России не так просто привлечь инвестиции в этой сфере. На глобальном рынке подобные проекты часто поддерживают производители одежды или крупные ретейлеры. Им выгодно вкладываться в технологии. Есть тот же H&M. Есть IKEA, которая инвестировала в проекты Dyecoo и Treetotextile. Первый придумал технологию окрашивания тканей без использования воды, а второй научился производить из древесины ткань, которая почти не отличалась бы по своим характеристикам от хлопковой. Ralph Lauren Corp недавно возглавила раунд на 13 млн долларов в стартап Natural Fiber Welding (NFW), который пытается заменить синтетическую одежду хлопковой. В России игроков, способных и желающих инвестировать в подобные стартапы, на порядок меньше.

Впрочем, как объясняет директор по развитию и продвижению Инновационного центра текстильной и лёгкой промышленности Людмила Куприк, прорывы в российском легпроме всё же есть. По её словам, лёгкая промышленность — это очень широкое понятие. Разработка и производство тканей составляют один сегмент, производство одежды — другой, причём не самый крупный.

Основной прорыв в легпроме, который был в предыдущие годы, — это технический текстиль: ткани для строительства, геотекстиль, ткани для медицины, ткани для композитов, утеплители. Но это совсем другое, отдельное направление.

Людмила Куприк

директор по развитию и продвижению Инновационного центра текстильной и лёгкой промышленности

Ещё один момент — многие стартапы, продвигающие инновации в лёгкой промышленности, а особенно в производстве текстиля и одежды, пытаются внедрить изменения во многом из соображений заботы об окружающей среде. Это явный тренд последних лет. Тот же Adidas стремится перевести своё производство полностью на переработанный пластик. У крупных компаний есть запрос на изменения, и они готовы работать со стартапами. В России только недавно вплотную занялись проблемой переработки мусора. Речь идёт о том, чтобы научиться перерабатывать значительную часть мусора и снижать негативное воздействие на окружающую среду, а внедрение новых экологичных технологий в лёгкой промышленности не первоочередная проблема. Что делать стартапам? Расширять географию, выходить на глобальный рынок и искать инвестиции не только в России.

Читайте ещё