Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • ESG

Системная мотивация. Почему СИБУР пошёл в «зелёную» экономику, и как это изменило бизнес-модель компании

Максим Ремчуков

Максим Ремчуков

директор по устойчивому развитию СИБУРа
  • 7 мин
  • 669

Мы производим базовые полимеры — то, из чего потом наши клиенты делают пластиковые изделия. С точки зрения использования полимеров в какой-то момент увеличилось давление стейкхолдеров на наших клиентов: потребитель всё чаще задумывается о том, из чего сделан товар, который он приобретает. Запрос на экологизацию производства тоже растёт — и со стороны жителей региона, и от регуляторов, партнеров.

Из этих двух важных частей — экологичность производства и экологичность продукта — сложилась наша мотивация заниматься этими процессами системно, определять для себя новые фокусы, приоритизировать их и двигаться вперёд. Поэтому наша бизнес-модель меняется в пользу альтернативных источников сырья.

Как экономика замкнутого цикла работает в СИБУРе

Экономика замкнутого цикла — это когда товар после использования становится не отходом, а важным источником сырья для производства чего-то нового. Большая часть отходов закапывается в землю. Но зачем так делать, если отходы могут заместить невозобновляемые ресурсы?

У наших клиентов есть запрос на упаковку с содержанием вторичного сырья. Поэтому мы запустили проект на нашем заводе «Полиэф» в Башкирии по выпуску «зелёных» ПЭТ-гранул с содержанием переработанного пластика. Использование вторсырья позволит снизить удельную энергоёмкость производственной цепочки полимеров и, как следствие, сократить выбросы парниковых газов. Мы приступили к реализации проекта в 2020 году, начало производства запланировано на 2022 год.

Фото предоставлено компанией «Сибур»

В этом проекте мы видим все типы барьеров, присущих экономике замкнутого цикла: технологический, так как требования ко вторичному пластику для вовлечения в производство очень высокие, а также рыночный и регуляторный. В изготовление такого продукта вовлечено много участников, а логично, что на каждом этапе цепочки превращения отхода в продукт должна быть разумная маржинальность. Кроме того, нет стандартов, определяющих качество промежуточных продуктов. Так что работа впереди предстоит ещё большая.

Как компания снижает свой углеродный след

Декарбонизация производств и процессов не только вопрос энергоэффективности. Кроме неё есть использование возобновляемых источников энергии и более сложные процессы по улавливанию СО2. Всё в комплексе будет приводить к снижению выбросов СО2 или даже их обнулению. Компания предпринимала шаги и продолжает их делать в таких направлениях, как:

энергоэффективность и ресурсосбережение;

проекты модернизации, экологические программы;

использование низгоуглеродного топлива;

технологии улавливания, переработки и хранения СО2;

использование возобновляемых источников энергии, включая собственную генерацию ВИЭ.

Отдельное направление — лесоклиматические проекты. Всё, что связано с посадкой лесов и, таким образом, с поглощением СО2, — большое перспективное направление, оно тоже служит вкладом в общую тему декарбонизации производственных процессов больших компаний.

Как изменился подход к оценке инвестпроектов

Традиционно мы стремились достигать ключевых метрик инвестиционного проекта: NPV проекта, внутренней нормы доходности, IRR, периода окупаемости, то есть чисто экономических метрик.

Устойчивое развитие добавило новые метрики. Теперь мы смотрим на то, как каждый инвестпроект влияет на реализацию стратегии устойчивого развития компании. В нём есть цели в области снижения выбросов парниковых газов или цели, которые связаны с экологизацией, с повышением экологичности наших производств, минимизацией всех типов выбросов, образования отходов, водопотребления. Всё это у нас есть в стратегии, и всё это у нас теперь зафиксировано в виде метрик, которые мы используем при оценке инвестиционных проектов. Низкие плановые показатели по этим KPI могут стать стоп-фактором для реализации инвестпроекта, даже если у него, например, приемлемые показатели окупаемости.

Зачем создавать отдельную функцию устойчивого развития

Мы увидели запрос от разных групп стейкхолдеров и создали централизованную функцию в корпоративном центре. Появился комитет по устойчивому развитию на уровне правления холдинга, через год — комитет по устойчивому развитию уже на уровне совета директоров.

Корпоративные органы на таком уровне создают сильный челлендж для всех инициатив или практик, формируют целеполагание сверху вниз. Для этого нужна коммуникация с большим количеством функций внутри компании, с большим количеством департаментов, коллег. Всё, что накрывают эти три буквы, ESG, всё требует такого горизонтального взаимодействия. Сотрудники принимают нововведения, мы интегрируем эту философию в образовательные программы внутри СИБУРа, а производственный контракт влияет на вознаграждение всех сотрудников компании в случае его выполнения.

Фото предоставлено компанией «Сибур»

В чём ценность раскрытия ESG-отчётности

Тренд на раскрытие информации об устойчивом развитии — глобальный. Единый отчёт — это не только данные о прогрессе компании в области устойчивого развития, он содержит все основные блоки информации, связанные с бизнесом компании, реализацией её стратегии.

Очень большой драйвер — фондовый рынок. Все крупные инвесторы всё чаще рассматривают возможность покупки, например, долговых инструментов или акций компании только при наличии у неё высокого ESG-рейтинга.

Мы видим, что наши усилия в части раскрытия информации об ESG-подходах компании приводят к тому, что расширяется пул наших инвесторов, а через расширение воронки инвесторов мы получаем более выгодные условия привлечения финансирования.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё