Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Госсектор

Сырьё, а не отходы. Почему даже скромные успехи «мусорной реформы» обнадёживают

Иван Макаровский

Иван Макаровский

исполнительный директор департамента по работе с государственным сектором ПАО Сбербанк
  • 5 мин
  • 990

Два года назад в России вступили в силу новые правила обращения с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО). Ликвидация свалок, переход на раздельный сбор, сортировка и переработка отходов — задачи, к которым долго не подступались, — стали решаться более чем в 80 регионах.

Несмотря на «молодость» реформы, она уже обзавелась армией скептиков. И зачастую небезосновательно. Однако первые неоспоримые успехи у этого большого проекта есть, и к ним стоит присмотреться внимательнее.

Несекретная информация

Во-первых, создана и работает федеральная структура, обеспечивающая эффективное и законное обращение с ТКО — «Российский экологический оператор» (РЭО). Можно по-разному относиться к его деятельности, но для запуска системы использования вторсырья на огромной территории не обойтись без агрегатора лучших практик и механизмов стимулирования инвестиционной деятельности в этой сфере.

Во-вторых, в ряде регионов происходят очевидные позитивные изменения. В Московской, Нижегородской, Белгородской областях создана инфраструктура — мусоросортировочные комплексы и правильные полигоны. Кроме того, такие объекты и начинают строиться в других регионах. К примеру, Сбербанк одобрил финансирование таких проектов на общую сумму 40 млрд рублей в 8 субъектах РФ.

В-третьих, на проблему обратили внимание на всех уровнях. И что особенно важно, она на слуху у населения, ею заинтересовался бизнес.

Но, конечно, это только начало пути. Надо учитывать, что серьёзно тормозит реформу недоверие населения. Чтобы переломить ситуацию, требуется ещё больше повысить прозрачность и поработать над коммуникациями. Чаще показывать, какие заводы созданы, как они работают, — там нет ничего секретного. Пусть это будут экскурсии для школьников и студентов и даже для администраций тех регионов, где ещё предстоит организовать инфраструктуру.

Во-первых, создана и работает федеральная структура, обеспечивающая эффективное и законное обращение с ТКО — «Российский экологический оператор» (РЭО). Можно по-разному относиться к его деятельности, но для запуска системы использования вторсырья на огромной территории не обойтись без агрегатора лучших практик и механизмов стимулирования инвестиционной деятельности в этой сфере.

Во-вторых, в ряде регионов происходят очевидные позитивные изменения. В Московской, Нижегородской, Белгородской областях создана инфраструктура — мусоросортировочные комплексы и правильные полигоны. Кроме того, такие объекты и начинают строиться в других регионах. К примеру, Сбербанк одобрил финансирование таких проектов на общую сумму 40 млрд рублей в 8 субъектах РФ.

В-третьих, на проблему обратили внимание на всех уровнях. И что особенно важно, она на слуху у населения, ею заинтересовался бизнес.

Но, конечно, это только начало пути. Надо учитывать, что серьёзно тормозит реформу недоверие населения. Чтобы переломить ситуацию, требуется ещё больше повысить прозрачность и поработать над коммуникациями. Чаще показывать, какие заводы созданы, как они работают, — там нет ничего секретного. Пусть это будут экскурсии для школьников и студентов и даже для администраций тех регионов, где ещё предстоит организовать инфраструктуру.

Здесь нет мелочей

Вообще внешняя составляющая очень важна: опрятные сотрудники в униформе, чистый мусоровоз и баки, к которым нестрашно подойти, позволяют существенно повысить уровень доверия к операторам по вывозу отходов и в итоге упросить им работу. Есть прекрасный пример: в Мордовии уже около 10 лет работает одна немецкая компания — оператор по обращению с ТКО. У них идеальные мусорные площадки, они делают уборку каждый раз при заезде, красивые контейнеры, чистая техника белого цвета. И при этом в Мордовии один из самых низких тарифов на вывоз отходов в России. Более того, население видит качество работы компании, и тариф «собирается» лучше, чем в среднем по России.

А это важнейший показатель. Есть всего два источника средств для развития отрасли: первый — это тариф за услугу по обращению с ТКО, второй источник — механизм расширенной ответственности производителей (РОП), когда производители платят за утилизацию своего товара. Средний по России тариф на вывоз мусора — около 90 рублей с человека в месяц, в некоторых регионах он выше (например, в Московской области стоимость составляет 300—400 рублей в месяц). Но всё равно это примерно в 10 раз ниже, чем в Германии, Польше и других странах, где такие механизмы давно работают.

Нормативная рентабельность регионального оператора составляет 5%. И если он вывез весь мусор, а собрал за это только 80% оплаты, он в убытке. Соответственно, начинаются проблемы по принципу домино по всей цепочке.

Очевидно, чтобы менять ситуацию системно, нужны средства. Если правительство Московской области ещё до федеральной реформы подняло тариф, но добилось создания инфраструктуры и закрыла все свалки, то большинство других регионов не готово поднять тариф. Хотя в большинстве случаев речь идёт лишь о дополнительных 10 рублях в месяц. Но эта сумма позволит создать современные, экологичные заводы по переработке мусора. Но, чтобы граждане отнеслись пусть к небольшому, но повышению тарифа с пониманием, надо доступно объяснять, доказывать эффективность принимаемых мер.

И, конечно, как на федеральном, так и на региональных уровнях важно совершенствовать механизм РОП.

По капле море

Система обращения с ТКО — это целая отрасль, объединяющая разных участников: часть задач в ответственности муниципалитетов, часть — субъекта, частных инвесторов, самих жителей. РЭО — источник экспертизы и поддержки, но, как говорится, убраться в нашем доме мы должны сами.

Любая система будет работать только, если она экономически эффективна в автономном состоянии. Меры поддержки должны ускорять темпы развития, но не становиться основой дееспособности. Пример действенного инструмента — «зелёные» муниципальные закупки. Например, покрытия детских площадок можно делать из переработанных шин, оборудование — из переработанного пластика, современные производства позволяют производить безопасную и качественную продукцию. Такие преференции дадут стимул переработчикам, а значит, всем остальным по цепочке. Необходимо содействовать инвесторам и в плане предоставления земли, решения вопросов с согласованием и т. д. Тогда к вам очередь выстроится из инвесторов.

Федеральные меры поддержки нужны в первую очередь для создания инфраструктуры в дотационных, удалённых субъектах. Это большие капитальные затраты — миллиарды рублей. И если проекты не поддержать, их стоимость «войдёт» в тариф, что вызовет очередной негатив в отношении нововведений.

И, конечно, очень многое способен изменить каждый человек по отдельности. Даже небольшие шаги в сторону ответственной утилизации мусора в итоге изменят культуру потребления в обществе в целом.

Это может быть сортировка по видам вторсырья или для начала просто отделение мокрых отходов. Считаю позитивной тенденцией, что у нас начинают перенимать полезный опыт установки диспоузеров — измельчителей пищевых отходов в мойках на кухнях. Ключевая проблема раздельного сбора мусора в том, что с пластиком, металлом, бумагой и прочим вторсырьём смешиваются пищевые отходы. Если мы их отделим, то весь остальной «конструктор» станет легко сортировать, а объёмы переработки вырастут в разы.

В области обращения с ТКО, как, впрочем, и в других секторах экономики, надо создавать условия для развития малого бизнеса. Например, возродить пункты приёма макулатуры, ПЭТ, металла. В Москве такой подход уже реализуется, более того, появляются новые сервисы. Например, около двух лет работает сервис «Убиратор» — онлайн-платформа, где магазины, офисы и любые желающие заказывают вывоз вторсырья. Эта бизнес-модель может быть востребована не только в столице. В любом случае важен лёгкий, прозрачный клиентский путь. Если вам как физическому лицу удобно, вы будете сдавать вторсырьё, кратно увеличатся объёмы собираемых полезных фракций по стране, тогда и экономика появится.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё