Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Техническая от-кутюр: какую одежду будут шить в России?
  • Промышленность

Техническая от-кутюр: какую одежду будут шить в России?

Совместно с partner-image
  • 6 мин
  • 160

Объём глобального рынка продукции лёгкой промышленности оценивается в 1,1—1,3 трлн долларов, или 82—96 трлн рублей. Доля России здесь невелика: ёмкость отечественного рынка составляет около 3 трлн рублей и не превышает 3,5% от общемировой. По данным Минпромторга, на предприятия лёгкой промышленности в 2019 году пришлось 1,1% от общего объёма продукции, произведённой обрабатывающими отраслями, а средняя зарплата по отрасли была в 2 раза меньше аналогичного показателя по обрабатывающим производствам.

Масштаб производства на порядок меньше, чем, например, в Италии или Китае, где легпром обеспечивает 10—12% всего объёма промышленного производства. Основным шансом для роста отечественной лёгкой промышленности являются инновации, но их направленность применительно к российским реалиям кардинально отличается от общемировых трендов. Основные технологические прорывы в отечественном легпроме лежат в сфере технической моды, уверены сами производители.

Отраслевой портрет

Российский легпром — это 22 000 предприятий, на которых заняты 292 000 человек. Подавляющее большинство производств относится к малому бизнесу: по статистике Минпромторга, в отрасли насчитывается лишь 418 крупных и средних предприятий. Средняя зарплата по отрасли составляет 23 000—23 600 рублей в месяц.

22 000

предприятий лёгкой промышленности работает в России

Производство продукции лёгкой промышленности в России в 2009—2019 годах выросло почти в 3 раза, с 191 млрд рублей до 520 млрд рублей, свидетельствуют данные Минпромторга. Отрасль подрастала в среднем на 3% в год в течение последнего десятилетия, однако таких темпов всё равно не хватало для качественного рывка. Российский внутренний рынок изделий лёгкой промышленности по-прежнему импортозависим: если отечественные предприятия в 2019 году произвели продукции на 1 трлн рублей, то объём импорта составил 1,3 трлн рублей. Ещё одна особенность российского рынка — значительная доля на нём нелегальной продукции. Так, по данным Минпромторга, в 2019 году в структуре 3-триллионного российского рынка лёгкой промышленности на долю импорта пришлось 42% оборота, на продукцию отечественного производства — 33%, оставшиеся 25% пришлись на долю нелегального товарооборота.

Доля российского экспорта в мировом масштабе за последнее десятилетие подросла, но крайне незначительно: с 0,08% в 2009 году до 0,13% в 2019 году. Наибольшие объёмы экспорта приходятся на обувь, швейную и трикотажную одежду, нетканые материалы, кожаное сырьё и полуфабрикаты из него. При этом отмечается перераспределение экспортных направлений: поставки в Европу и Индию сокращаются, а в страны ЕАЭС, Францию и Узбекистан растут. По прогнозам Минпромторга, экспортные перспективы у российского легпрома есть, но они невелики: к 2030 году доля экспорта товаров лёгкой промышленности отечественного производства на мировых рынках увеличится на 0,06% до 0,19%.

0,13%

доля российского экспорта на мировом рынке

Инновации — единственный шанс

Между тем, уверены крупнейшие представители российского легпрома, у отрасли есть все возможности стремительно развиваться. Основной шанс для роста отечественной лёгкой промышленности — инновационные программы, уверена генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс. Инновационный прогресс — основа развития промышленности, он присущ всему блоку обрабатывающих отраслей, и легпром не исключение, согласна с коллегой исполнительный директор Российского союза производителей одежды Наталья Шустикова.

По мнению директора производственной компании «Обувь России» (входит в OR Group) Сергея Юнга, отрасль лёгкой промышленности РФ уже можно назвать инновационной, «так как у нас есть значительное количество предприятий, которые используют и внедряют передовые технологии и оборудование, разрабатывают высокотехнологичные материалы». Например, «Обувь России» на своих производствах использует современное высокотехнологичное оборудование — автоматизированные раскройные и швейные комплексы, литьевые агрегаты; при выпуске обуви в компании внедряются новые технологии и материалы, собственные конструктивные разработки. Тем не менее возможности для внедрения инноваций ещё есть, потенциал далеко не исчерпан, уверен Сергей Юнг.

Отдельные успехи у российских компаний в области внедрения инноваций, конечно, есть, но их недостаточно, чтобы уверенно называть отрасль инновационной, возражает генеральный директор группы компаний «БТК» Михаил Бочаров. Он объясняет это тем, что «после распада СССР, в 90-е годы, большая часть предприятий закрылась, отрасль перестала развиваться. Слишком многое было утеряно, чтобы назвать нашу отрасль инновационной сегодня». Сегодняшние успехи в России невозможно сравнивать с инновационными разработками США, где только на научные исследования в этой отрасли тратят более 900 млн долларов в год (около 67 трлн рублей), в то время как общий объём инвестиций в развитие лёгкой промышленности России в 2019 году, по данным Минпромторга, составил 21 млрд рублей.

Догнать мировых лидеров мы можем, но предстоит большая работа. Необходимо восстановить образовательную и научно-исследовательскую базу, также требуется большой объём инвестиций в производственную инфраструктуру. Сейчас можно сказать, что каждый год мы отстаём всё больше и больше, потому что западные страны вкладывают значительные средства в данную отрасль, а у нас нет такой возможности, считает Михаил Бочаров.

21 млрд ₽

общий объём инвестиций в развитие лёгкой промышленности России в 2019 году

Пути лидеров

Безусловными лидерами в сегменте лёгкой промышленности на протяжении последних десятилетий являются Китай, Индия, Турция и Бангладеш. Эти четыре страны, по классификации Минпромторга, имеют самый большой положительный торговый баланс и относятся к категории традиционных мировых поставщиков. В последние годы к этой группе стремительно приближается Вьетнам. Эти же страны находятся в топе списка основных поставщиков и в Россию. Так, в 2019 году Китай обеспечивал 44% всего российского импорта изделий лёгкой промышленности, Турция, Вьетнам и Бангладеш — по 6%, Индия — 3%.

Залогом такого успеха этих стран на мировой легкопромышленной арене стала последовательная государственная промышленная политика, проводимая правительствами «всемирных фабрик». Например, в Китае, в 2019 году отправившем на экспорт треть всех произведённых товаров легпрома, одним из направлений политики в области лёгкой промышленности является снижение налоговых платежей и сборов с компаний-производителей. Предприятия легпрома платят пониженный НДС — 13% вместо 16% (малые предприятия этот налог и вовсе не платят), получают налоговые вычеты для новых закупок оборудования и НИОКР, имеют минимальные обязательства по выплатам сборов в пенсионные фонды и систему соцстрахования.

Турецкое правительство также поддерживает лёгкую промышленность своей страны. Например, государство компенсирует компаниям 50% отчислений в систему социального страхования и 100% отчислений в пенсионный фонд, берёт на себя оплату 25% расходов на электроэнергию и 50% расходов на строительство очистных сооружений, компенсирует расходы на выставочную деятельность, предоставляет беспроцентные госзаймы. В результате такой политики турецкий легпром в 2019 году произвёл продукции на 66 млрд долларов, из этого объёма экспортировал на 30 млрд долларов.

Правительство Индии сделало ставку на развитие производства технического текстиля. В стране принят закон, определяющий для госсектора минимальную долю отечественной продукции технического текстиля в 50%. Производители технического текстиля получают субсидию в размере 15% на возмещение кредитных обязательств по инвестициям в закупки оборудования, на ввоз которого дополнительно действует льготная таможенная пошлина. Помимо этого, все предприятия, созданные после 1 октября 2019 года, имеют право на 17%-ную ставку налога на прибыль, для более старых компаний ставка этого налога снижена с 30 до 25%. Итогом этих мер стало увеличение экспорта продукции индийских предприятий легпрома до 44 млрд долларов.

Власти Бангладеш превратили свою страну во «всемирную фабрику» за счёт грамотной таможенной политики. Там отменены импортные пошлины на ввоз в страну оборудования, сырья и полуфабрикатов, используемых в экспортно ориентированных отраслях, существенно упрощены все таможенные процедуры по импорту сырья. Экспортёры легпрома получают субсидии на затраты по закупке оборудования и сырья, а местные производители тканей для экспортно ориентированных производств имеют право на государственную субсидию в размере 5% от стоимости выпущенной продукции. В результате этих мер Бангладеш в последние годы стабильно занимает место в топ-3 мировых производителей легпрома, экспортируя половину всей выпущенной продукции.

В России также были разработаны меры господдержки лёгкой промышленности, которые начали действовать в начале прошлого десятилетия. В результате в 2015 году отрасль увеличила объёмы выпуска продукции на треть, но в последующие годы темпы роста замедлились до 5% в год. Между тем в бюджете 2020 года на поддержку отрасли были предусмотрены лишь три финансовых меры господдержки отрасли: субсидии на техперевооружение и лизинг, субсидии производителям тканей для школьной формы, а также финансирование продвижения услуг и товаров предприятий легпрома.

Китай не во всём пример

Между тем, несмотря на успех «всемирных фабрик», для России путь этих стран в целом неприемлем, уверены отечественные промышленники. «Китай начинал с производства самых простых и дешёвых изделий, потому что там была очень низкая стоимость труда. Сегодня зарплаты в Китае не уступают нашим, поэтому они начинают переносить свои фабрики, например, во Вьетнам. В России, например, зарплата швеи около 500 долларов, а во Вьетнаме — 120 долларов. На тот путь, который Китай прошёл за последние 30 лет, у нас просто нет времени, зато у нас есть свои преимущества по сравнению с Китаем, например близость к европейским рынкам, что сегодня, когда крупные компании стараются сокращать запасы и требуют минимальные сроки для доставки продукции, крайне важно», — уверен Михаил Бочаров.

120 $

средняя зарплата швеи во Вьетнаме

Массовое производство, характерное для стран Юго-Восточной Азии, в целом едва ли станет нашим путём, согласен заместитель генерального директора по корпоративным вопросам АО «ФПГ Энергоконтракт» Александр Арышков. Однако поучиться у «всемирных фабрик» есть чему. «В Китае сегодня мы наблюдаем рост высокотехнологичных производств. Например, они научились производить качественные синтетические волокна. Государство в этих странах в целом поддерживает нефтехимическую отрасль, чтобы создавать качественную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Вот тут, конечно, нам есть чему поучиться», — говорит Александр Арышков. В качестве положительного примера он приводит запущенный в 2020 году в Тобольске нефтехимический комплекс «Сибура» «ЗапСибНефтехим». «Это новый повод для оптимизма на рынке полимеров. Может, наконец дойдёт дело и до масштабного производства арамидов в РФ, которое сможет обеспечить высокотехнологичным сырьём целый ряд отраслей. Об этом уже очень давно говорим», — отмечает Александр Арышков. Он уверен, что в разрабатываемой стратегии развития лёгкой промышленности до 2035 года задачи легпрома должны быть увязаны с развитием нефтегазохимической отрасли.

Между тем китайский пример развития обувной подотрасли может быть для России актуален, считает Сергей Юнг. Китай строил обувную отрасль по кластерному принципу: были созданы несколько «обувных» городов, где развивали производства по всей цепочке создания продукта, начиная с изготовления оборудования, сырья и комплектующих и заканчивая выпуском готовой продукции, рассказывает Сергей Юнг. Таким образом, на одной территории осуществляется весь цикл создания продукта, что снижает логистические и временные затраты. «Если брать нашу страну, то основа для такого кластерного подхода у нас также есть. Потенциально обувные кластеры можно создать в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Московской области, где уже есть крупные производители», — считает топ-менеджер.

Актуален и зарубежный подход к популяризации инновационной продукции через внедрение её в госструктурах. «В госзакупках и закупках компаний с госучастием акцент на приоритет инновационной продукции стал бы серьёзным сигналом для рынка, включая легпром. Инновации не должны оставаться экзотикой, они должны прочно войти в нашу жизнь», — уверен Александр Арышков.

Не в моду, а в технику

Для отечественной легкой промышленности наиболее актуальными направлениями развития являются сферы технического текстиля, в том числе медицинского, гео- и агротекстиля, защитной одежды, экологического текстиля, а также спецобуви и нетканых материалов, считают в Минпромторге.

Сегодня основные технологические прорывы в российском легпроме лежат не в потребительском сегменте, а в сфере технического текстиля, согласна Анна Лебсак-Клейманс. На этом поприще у российских компаний есть значительные успехи. В качестве примеров таких инновационных прорывов Анна Лебсак-Клейманс называет медицинское антибактериальное полотно «Панацея РР 180», выпускаемое Чайковским текстильным комбинатом, или утеплители «Холлофайбер» производителя «Термопол», создавшего первый в РФ нетканый материал, который получил сертификат международного признания Oeko-Tex по показателям высокой гигиеничности и безопасности.

Во многом инновации идут из спорта, экстремальных условий Арктики, в освоение которой активно вкладывается Россия. В секторах, где сегодня экипировка сильно влияет на достижения спортсменов и качество работы в экстремальных условиях, идут разработки, которые проецируются на отрасль в целом, по всей цепочке создания продукта, говорит Сергей Юнг.

По мнению Натальи Шустиковой, сегодня у отечественного легпрома есть потенциал для развития нескольких инновационных направлений. Среди них эксперт называет «зелёный тренд», это продукция из органических и биологических «чистых» материалов на базе конопли, льна, крапивы с применением максимально безопасных для окружающей среды технологий, а также «умные», функциональные текстиль и одежда, способные автоматически адаптироваться как к внешней среде, так и к индивидуальным особенностям человека.

В сферу моды инновации перемещаются постепенно, и они приходят именно из сферы текстиля промышленного предназначения, рассуждает Анна Лебсак-Клейманс. «В индустрии моды нужны вполне осязаемые и функциональные инновации, наглядно приближенные к практической пользе и при этом не слишком удорожающие одежду. Именно высокая стоимость инноваций является главным ограничивающим фактором для их быстрого внедрения в повседневный гардероб», — поясняет эксперт.

Тем не менее есть отдельные направления, которые развиваются быстрее остальных. Это прежде всего одежда, которая используется как средство индивидуальной защиты; военное снаряжение; одежда для спорта, включая его экстремальные виды, альпинизм, профессиональный спорт, туризм. Из повседневного гардероба наиболее инновационной является категория верхней одежды, а именно куртки. В этих направлениях у российских компаний есть передовой инновационный опыт, связанный с брендами Bask, Stayer, Red Fox, Sivera, Pompa, которые добились признания на локальном и международных рынках.

Дайте спрос

Однако основным драйвером развития инноваций в отечественном легпроме является спрос на подобную продукцию со стороны потребителей, единодушны участники отрасли. «Нет смысла создавать производства современных материалов, если заказчики хотят „не дороже“, чем то, что они привыкли заказывать. В отдельных случаях требуется приведение устаревших нормативов и ГОСТов в соответствие с возможностями инновационных материалов», — говорит Михаил Бочаров. Инновации прежде всего нужны потребителю, чтобы он получил продукт либо с улучшенными свойствами, либо по более доступной цене, согласен Сергей Юнг.

Например, применительно к сфере производства средств индивидуальной защиты (СИЗ) необходимо в первую очередь повышать культуру производства, статус работника, ценность его труда, считает Александр Арышков. «Важно, чтобы в любой компании понимали, что безопасность и комфорт сотрудника — основа бизнеса. Хотелось бы видеть всестороннюю поддержку такого подхода и со стороны государства, институтов развития, от социальной рекламы по предупреждению травматизма на производстве до достаточно строгих отраслевых норм по обеспечению сотрудников СИЗ», — поясняет он.

Обеспечению спроса может помочь усовершенствование технического регулирования, считают производители. В качестве примера Александр Арышков приводит один из видов СИЗ — боевую защиту пожарного. Например, в Европе и Северной Америке используют пожарную экипировку из современных материалов — полностью термоогнестойкую на основе арамидных волокон, которые устойчивы к высоким температурам, будь то открытое пламя или тепловой поток. В России подобные инновационные разработки есть. «Однако действующие нормативные требования допускают поставку и применение более дешёвых защитных комплектов прошлого века, что вкупе с жёсткой системой госзакупок делает современные „боёвки“ просто недоступными для пожарных», — сетует топ-менеджер.

Свет инноваций

К применению и внедрению новых технологий с целью создания более интересного продукта для потребителя компании должна подталкивать здоровая конкуренция, уверен Михаил Бочаров. «Это является главным стимулом и необходимостью для развития любой компании. „Развивайся или умри“ — вот лозунг, которым должен руководствоваться любой производитель на рынке», — добавляет он.

Отечественный легпром имеет для своего развития определённый базис в области креатива, производства, профессионального мастерства, уверены эксперты. К этому «нужна гибкость — развивать инновационную мысль, транслировать её на весь мир и развивать своё производство с тем, чтобы ориентировать на себя, на Россию и других», считает Наталья Шустикова. Эта необходимость продиктована новым наметившимся общемировым трендом — локализацией, возвращением производства легпрома ближе или на территорию своей страны.

Пока же представители отечественного легпрома ждут внимания и поддержки со стороны государства. «У нас нет полноценной государственной программы развития отрасли. Многим предприятиям для модернизации, внедрения новых технологий необходимо инвестирование, а привлечь долгосрочные финансовые ресурсы в отрасль лёгкой промышленности достаточно сложно. Ещё один важный момент. Нам необходимо создавать собственную ресурсную базу, базовые производства сырья, комплектующих, того, чего у нас не хватает. Без этого строить полноценную отрасль невозможно. Есть отдельные инновационные предприятия, однако их мощностей не хватает, чтобы закрыть потребности в обуви по всей стране», — говорит Сергей Юнг.

В ближайшее время государство определит основные векторы развития лёгкой промышленности, подчёркивает исполнительный директор ПАО «Сбербанк» Алла Сбитнева.

Алла Сбитнева,

исполнительный директор ПАО «Сбербанк»

Лёгкая промышленность в зоне особого внимания в Сбере. С учётом высокой доли импорта продукции отрасли внутренний рынок имеет серьёзный потенциал для увеличения доли в структуре ВВП страны. Для качественного развития и роста необходима серьёзная трансформация и реализация инновационных решений, переход в цифру.

Создание федеральной стратегии по легпрому — своевременное и нужное решение как для государства и бизнеса, так и для финансовых институтов. Сейчас сложилась ситуация неопределённости, какой сегмент отрасли развивать, в какое направление вливать инвестиции, а без инвестиций рост отрасли невозможен.

Сбер как ключевой кредитор отрасли совместно с Минпромторгом и бизнесом готов принимать активное участие в разработке федеральной стратегии и в её реализации.

Автор: Ольга Вильде / РБК

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё