• Интересное

Тонкий лед. Как таяние вечной мерзлоты влияет на экономику Арктики

Сергей Гулев

Сергей Гулев

климатолог, доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН
  • 10 мин
  • 304

Главный риск для экономики от глобального изменения климата — повышение непредсказуемости объективных условий, в которых она существует. Российский физик и климатолог Александр Николаевич Обухов дал этому процессу меткое определение: «Повышается нервозность климата». Сможет ли российская экономика сохранить стабильность в условиях этой нервозности?

Одним из характерных последствий глобального изменения климата является аномально быстрое таяние льдов Арктики и вечной мерзлоты в прилегающих субарктических территориях. Об этом, например, говорят исследования ученых из Канады и США из Межправительственной группы экспертов по изменению климата: индекс оттаивания льдов в два раза превышает ожидания. Почему же это так актуально именно для экономики России?

Дело в том, что около 75% добычи российской нефти и газа происходит в условиях вечной мерзлоты. А ее продажа дает до половины бюджета страны только в качестве прямых налогов. Если считать косвенные, то и больше.

Кроме того, казна пополняется за счет продажи удобрений, металлов. Здесь такая же картина. Например, Тунгусский или Печорский угольный бассейны, Хибинское месторождение апатитов на Кольском полуострове или месторождение золота «Сухой лог» в Иркутской области тоже почувствуют на себе влияние изменения климата в Арктике и субарктической зоне.

Почва уходит из-под ног

Даже если сосредоточиться только на добыче нефти и газа, риски для экономики очень велики. Исследования Межправительственной группы экспертов по изменению климата показывают, что за последние 15 лет проседание почвы из-за таяния вечной мерзлоты измеряется десятками сантиметров. А на ней у нас построено огромное количество инфраструктуры: дорог, зданий, сооружений в Сибири, на Дальнем Востоке, на Русском Севере, на Северном Урале. Экономический аналитик Джулиан Ли, основываясь на данных Арктического совета Программы мониторинга и оценки Арктики, например, дал прогноз, что с 2015 по 2025 год на полуострове Ямал несущая способность грунта снизится на 25—50%. А в районе Уренгойского месторождения природного газа, которое является вторым в мире по величине запасов, есть риск потерять 50—75% несущей способности почвы.

50—75%

риск потери несущей способности почвы в районе Уренгойского месторождения

Это сразу же накладывает колоссальные издержки самого разного рода. Во-первых, нужны другие технологии бурения, ведь твердый грунт превращается в болотистую жижу с непредсказуемыми твердыми вкраплениями. Во-вторых, финансовая нагрузка ложится на логистику, ведь то, что раньше было твердым покровом, тоже станет болотом, по которому будет трудно перевозить грузы. И, конечно, огромные дополнительные траты будут у строителей: жилые и инфраструктурные объекты придется дополнительно укреплять, потому что они уже не выдерживают новых условий.

Замминистра Минвостокразвития Александр Крутиков оценил возможные убытки от этих меняющихся природных условий в сумму от 50 до 150 млрд рублей в год.

Нефть и вечная мерзлота

Все это снижает эффективность добычи российской нефти и, соответственно, повышает ее себестоимость. Стоимость поддержки работы трубопроводов в регионах вечной мерзлоты, по мнению экспертов, исчисляется миллиардами долларов.

Необходимы дополнительные инвестиции в разработку новых строительных конструкций на более длинных сваях, на которых будет строиться инфраструктура, в новые технологии добычи. Например, сейчас практикуется закачка аммиака в трубы, что создает вокруг них более холодную зону. Но это временное и к тому же небезопасное решение. Необходимо снижать общие показатели выбросов CO₂ в атмосферу и укреплять инфраструктуру.

Есть ли плюсы от плюсовой температуры?

Существует мнение, что кроме очевидных рисков таяние арктических льдов и вечной мерзлоты несет какие-то преимущества экономике России, например послужит развитию Северного морского пути. Однако этот прогноз более чем оптимистичен, и Северный морской путь далек от реальной конкуренции с путями, например, через Суэцкий канал. Хотя объем арктического льда сокращается — за последние 30 лет более чем на четверть, Северный Ледовитый океан, как бы там ни таял лед, не станет тропиками. Это все равно суровые холодные воды с существенными и часто неопределенными рисками провоза по ним грузов: дрейфующие льды будут сохраняться в этой акватории более полугода, останутся риски торосов и заторов. А страхование рисков — ключевая переменная в стоимости перевозки. У судовладельцев путь оплачен на несколько лет вперед, а самое главное — он застрахован на много лет вперед.

25%

составило сокращение объема арктического льда за последние 25 лет

Улучшение ледовых условий не единственный фактор, влияющий на развитие Северного морского пути. Инфраструктура пути уже сейчас нуждается в реконструкции и, что немаловажно, также находится в зоне таяния вечной мерзлоты и несет сопутствующие риски, что повышает страховую стоимость перевозок грузов, особенно опасных, таких как нефтепродукты, газовый конденсат, сжиженный природный газ. А еще нужно создать работающую аварийно-спасательную службу, способную обеспечить спасение экипажей и судов в любое время года в любой точке Северного морского пути. И даже в условиях потепления нужно будет модернизировать портовую инфраструктуру, построить дополнительные суда обеспечения и, конечно, ледокольный флот. Без этого регулярное плавание просто невозможно.

Читайте ещё