• Интересное

Цена ошибки. Можно ли застраховаться от последствий неверных управленческих решений?

Дмитрий Грузинцев

Дмитрий Грузинцев

руководитель департамента страхования финансовых линий и ответственности страхового брокера «ГрЕКо Интернешнл»
  • 8 мин
  • 366

Деятельность руководителей компании предполагает большую ответственность и повышенную вероятность получения претензии о компенсации ущерба со стороны третьих лиц. Претензии к директорам могут быть поданы со стороны надзорных органов и регуляторов (Федеральной налоговой службы, Центрального банка, некоторых силовых ведомств и т. д). В последнее время в прессе было много новостей о санации или банкротстве банков и последующих исках со стороны «Агентства по страхованию вкладов» (АСВ) к их директорам, а также публикаций о претензиях со стороны налоговых органов к директорам и компаниям. Все такие ситуации являются типичными примерами исков, которые попадают в периметр страхования D&O (Directors & Officers Liability).

Задача D&O — защитить директоров от таких претензий. По сути D&O является частью социального пакета менеджмента компании (по аналогии с полисом добровольного медицинского страхования). В России страхование ответственности директоров и руководителей (Directors & Officers Liability — D&O) существует уже более 20 лет. И если раньше такой полис приобретался лишь компаниями, выходящими на международные рынки капитала, то сейчас страхование D&O является неотъемлемой частью корпоративного управления абсолютного большинства компаний крупного и среднего бизнеса и одним из обязательных требований при найме высококвалифицированных директоров.

Страхователем и плательщиком страховой премии по договору страхования выступает компания. При этом по договору застрахованы директора и руководители компании в широком смысле этих терминов. Перечень должностей, подпадающих под страховое покрытие, не ограничен. Договор покрывает любого сотрудника, задействованного в управлении компании и процессе принятия решения, независимо от названия его должности.

Чужой среди своих

Собственники компании, акционеры, инвесторы также могут подать иск против директора, если посчитают, что его действия привели к снижению финансовых результатов компании или падению стоимости акций. Подобные иски широко распространены за рубежом и особенно в США. В том числе от них пострадали и директора российских компаний, чьи акции обращаются на зарубежных фондовых биржах. Истцами потенциально могут выступать и компании-конкуренты или контрагенты, обвиняющие директоров в нарушении антимонопольного законодательства или в ограничении конкуренции. Сотрудники компании также могут подать иск против директора с обвинением в дискриминации или нарушении трудового законодательства. Наконец, сама компания может начать разбирательство против своего директора, например, когда новое руководство выдвигает иск против своих предшественников, ушедших в отставку или переведённых на другой участок работы. Возможны и другие истцы, и сценарии предъявления претензии.

По договору страхования покрываются убытки третьих лиц в результате непреднамеренных ошибок директоров при осуществлении своей деятельности. Как правило, договор страхования начинает работать с момента получения директором претензии. Претензия может выражаться в виде официального письменного требования, начала расследования или судебного разбирательства. По мере течения судебного разбирательства договор страхования оплачивает расходы директора на юридическую защиту и иные связанные расходы. Выплаты по договору страхования будут продолжаться до финального решения суда, который установит все обстоятельства инцидента и ответственность директора по данному инциденту. Судебные разбирательства могут длиться годами, и всё это время покрытие по D&O будет действовать.

«Добросовестно и разумно»

Первый договор страхования D&O в России был выдан в 1996 году, когда «ВымпелКом» стал пионером среди российских компаний, чьи акции стали котироваться на нью-йоркской бирже. Любопытно, что второй договор был подписан с интервалом почти в 10 лет — в 2005 году. С того момента рынок начал расти. Страхование D&O становится своего рода знаком качества для многих компаний. Приобретением договора организация демонстрирует высокое качество корпоративного управления и заботу о менеджменте, что положительно сказывается на имидже компании и позволяет привлекать профессиональных топ-менеджеров международного класса. На протяжении 10 лет происходило становление рынка страхования D&O в России. Этот период характеризовался низкой убыточностью по выпущенным договорам страхования, что приводило к снижению размера страховых премий. В последние несколько лет ситуация стала меняться. Рост количества претензий к директорам и успешно урегулированные страховые случаи в совокупности с выплатой страхового возмещения привели к тому, что спрос на страхование D&O начал существенно расти. Полис D&O стал восприниматься не только как имиджевый продукт, но и как эффективный инструмент управления рисками и защиты директоров.

Рост спроса на страхование D&O обусловлен многими факторами. Большинство страховых случаев по договорам страхования D&O связаны с активностью регулирующих органов как российских, так и иностранных (US Department of Justice или US Securities and Exchange Commission). Часто иски связаны с применением положений Закона о противодействии коррупции за рубежом. Только за последние 3 года были инициированы расследования в отношении Telefonica Brasil S.A. (Бразилия), Barclays (Великобритания), Credit Suisse Group AG (Швейцария), Fresenius Medical Care AG & Co (Германия), Petroleo Brasileiro S.A. (Бразилия), Elbit Imaging (Израиль), Panasonic (Япония), Sanofi (Франция), Kinross Gold (Канада), Telia (Швеция). В России активность регуляторов также существенно повлияла на рост заявленных претензий по полисам D&O. Наиболее ярким примером являются действия Центрального банка РФ и «Агентства по страхованию вкладов» в отношении российских банков.

Изменение законодательства также оказывает существенное влияние. Расширение возможности привлечения директоров к ответственности создаёт новые риски. Законодательство предписывает, что лицо, действующее в интересах компании, должно действовать добросовестно и разумно. Формулировка «добросовестно и разумно» является весьма широкой. Истцам бывало сложно доказать, что соответствующее действие директора не отвечало данным критериям. Этим часто пользовались юристы в судебных разбирательствах. Позднее был опубликован ряд уточнений, в которых разъяснялись и уточнялись используемые в законодательстве понятия. В 2017 году были введены поправки в действующее законодательство о банкротстве, согласно которым закреплялась субсидиарная ответственность директоров. В США и в Европе подача групповых исков давно стала распространённой практикой и даже целой индустрией. Существуют юридические компании, которые отслеживают дела, где вероятность удовлетворения требований высока, и объединяют пострадавших для подачи группового иска. Соответствующие изменения законодательства происходят и в России. С 1 октября 2019 года вступил в силу Федеральный закон № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Закон вносит изменения в Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ, которые расширяют возможность подачи групповых исков.

Ужесточение норм социальной ответственности и связанное с ним появление новых законодательных актов и требований создают новый класс оснований привлечения директоров к ответственности и, как следствие, повышают риски по договорам страхования D&O. Изменения законодательства в области кибербезопасности накладывают на компанию и менеджмент дополнительные обязательства по управлению данным риском. В мае 2018 года вступило в действие европейское законодательство по защите персональных данных (General Data Protection Regulation). Грубое нарушение данного законодательства может повлечь серьёзные последствия для компании вплоть до штрафа в размере 4% от оборота. В мире уже были случаи, когда после наступления киберинцидентов к руководству компании подавались коллективные иски от пострадавших.

Резонансные судебные иски к руководителям компаний

  • В июле 2019 года Центральный банк подал иск к бывшим собственникам и руководству крупного российского банка. Сумма иска составляет более 200 млрд рублей. В иске были поименованы бывшие топ-менеджеры банка.
  • В марте 2019 года был подан групповой иск от миноритарных акционеров к директорам российского сотового оператора и его акционерам. Истцы утверждают, что топ-менеджмент оперировал недостоверными сведениями и вводил акционеров в заблуждение в связи с антикоррупционными расследованиями и необходимостью выплаты штрафа властям США.
  • В декабре 2018 года был подан иск на сумму более 200 млрд рублей против бывших владельцев и 10 бывших топ-менеджеров российского банка.
  • В июне 2016 года Следственный комитет завёл уголовное дело на бывшего руководителя и главного бухгалтера российской энергетической компании, подозревая их в хищении более 100 млн рублей.

Когда топ-менеджменту стоит задуматься о D&O

Если компания является финансовым институтом, кредитной организацией.

Если компания осуществляет или планирует публичное размещение ценных бумаг (IPO/SPO) на международном или российском фондовых рынках.

Если компания привлекает иностранных членов совета директоров.

Если компания осуществляет международную деятельность и работает в разных юрисдикциях, в том числе с высокими судебными рисками (США, Канада, Западная Европа).

Если ценные бумаги компании свободно обращаются на фондовом рынке.

Если акциями компании в большей степени владеют миноритарные акционеры.

Если в состав акционеров компании входят западные инвесторы.

Если компания заинтересована в повышении прозрачности и качества корпоративного управления (пункт 139 Письма Банка России от 10.04.2014 № 06-52/2463 «О Кодексе корпоративного управления»).

Читайте ещё