Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
Углеродный баланс: как в лесной отрасли формируется новый рынок
  • Лесопромышленный комплекс

Углеродный баланс: как в лесной отрасли формируется новый рынок

  • 9 мин
  • 112

Ключевые эксперты рынка ЛПК рассказали, как лесопромышленный комплекс России может смягчить эффект от трансграничного углеродного регулирования и что делать, чтобы принять участие в создании нового рынка углеродных единиц.

Александр Козлов,

министр природных ресурсов и экологии РФ

Александр Козлов,

министр природных ресурсов

и экологии РФ

В начале года правительство утвердило стратегию развития лесного комплекса до 2030 года. Поставлена амбициозная задача — вклад лесной отрасли в экономику России должен увеличиться в 2 раза и составить более триллиона рублей. Минприроды сейчас готовит план реализации этой стратегии. Необходимо определить конкретные шаги по восстановлению площадей леса, по цифровизации отрасли. Нужно переориентировать отрасль с экспорта кругляка на продукцию с высокой добавленной стоимостью. Отдельный важнейший вопрос — это борьба с лесными пожарами.

Над планом реализации этой стратегии мы должны поработать вместе, каждый должен увидеть себя в этом плане. Для нас важно экспертное мнение представителей РСПП о развитии лесного комплекса. Отдельно хочу отметить заинтересованность Минприроды в усилении работы комитета Союза по экологии в лесном комплексе. Он может стать отличной площадкой для диалога между бизнесом и властью.

Новый налог

С 2023 года Евросоюз вводит экологический налог на импортную продукцию, производство которой связано с большими выбросами парниковых газов. По данным консалтинговой компании KPMG, российские экспортеры нефти, газа, металлов и минеральных удобрений должны будут заплатить в 2025—2030 годах экологических налогов на сумму около 33 млрд евро, рассказал Мирон Тацюн, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей.

Однако есть сценарии, в которых возможен учёт вклада лесного фонда России в поглощение парниковых газов. В настоящий момент такое решение затруднено разночтениями в экологическом законодательстве ЕС и России.

Программа экологического развития РФ до 2030 года затрагивает и другие вопросы, тесно связанные с работой лесного комплекса и лесного хозяйства России.

Нужно сопряжение законодательства

«Прямых рисков для лесоперерабатывающих предприятий введение трансграничного углеродного налога не несёт, — рассказывает Николай Иванов, управляющий директор по реализации государственных программ развития и лесной политике Segezha Group. — Ни целлюлоза, ни бумага, ни другая продукция переработки не входит в перечень групп товаров, на которые будет распространяться налог».

Эксперт поясняет, что возможности лесоперерабатывающих компаний сегодня можно рассматривать как инструмент защиты других отраслей: металлургии, угольной промышленности, производства строительных материалов. И те углеродные единицы, которые могут генерировать лесные компании, будут служить этой цели. Но для того, чтобы эффект от поглощения выбросов лесами был зачтён странами ЕС, необходимо сопряжение наших законодательств.

Чтобы сократить выбросы СО2, предприятие может инвестировать в лесопосадки или модернизировать систему энергоснабжения. На этом основании оно может получить сертификат, подтверждающий определённый объём сокращения углеродных единиц. Сертификат позволяет компании либо снизить углеродный налог на собственный экспорт, либо стать поставщиком «единиц поглощения» для других предприятий.

Общепризнанный объём поглощения СО2 российскими лесами составляет около 600 млн тонн. Если же при реализации климатических проектов будут учтены леса, выросшие на заброшенных сельхозугодьях (около 60—80 млн га), это позволит добавить в совокупный расчёт ещё примерно 150 млн тонн СО2.

Сегодня эти цифры ещё не закреплены ни на российском уровне, ни тем более не защищены на переговорах со странами ЕС. Европейская методология определения климатических проектов пока тоже не очень коррелирует с российской.

Законопроект «Об ограничении выбросов парниковых газов» определяет субъектом этого законодательства эмитента с объёмами от 150 000 тонн эквивалента углекислого газа в год. Этот объём соответствует уровню среднего производителя лесной продукции. Для лесного бизнеса это возможность принять участие в создании нового рынка, связанного с обращением углеродных единиц.

Например, для Segezha Group примерный расчёт указывает на возможность создания позитивного баланса выбросов и поглощений в 500 000 тонн СО2 в год по методикам ЕС рыночной стоимостью около 20 млн евро.

Также в качестве позитивного тренда Николай Иванов отметил рост популярности индустриального домостроения из деревянных конструкций в странах ЕС и в России. До 40% мировых выбросов углерода сегодня связано со строительством и эксплуатацией зданий. В то же время при учёте полного цикла жизни здания применение деревянных инженерных конструкций даёт отрицательный углеродный след.

40%

мировых выбросов углерода сегодня связано со строительством и эксплуатацией зданий

Крупные компании ЛПК озабочены вопросами устойчивого развития и готовы сотрудничать со всеми органами исполнительной власти РФ. Нужно определить потенциальный объём поглощений, который отрасль сможет подтвердить основному регулятору — странам ЕС.

Публичные реестры обеспечат прозрачность

Появление нового класса инвестиционных проектов, направленных на выполнение климатических целей Парижского соглашения, открывает широкие возможности для лесной отрасли.

Александр Панфилов, заместитель руководителя федерального агентства лесного хозяйства РФ, выделяет 3 группы наиболее эффективных проектов в лесной отрасли. Это посадка леса на безлесных территориях, борьба с пожарами, вредителями и болезнями леса, организация устойчивого лесоуправления. Позиция Рослесхоза учитывает климат лесных регионов РФ, в которых лес растёт медленно и обладает достаточно низким потенциалом поглощения углерода в течение типовых сроков кредитования климатических инвестпроектов. Александр Панфилов предлагает увеличить срок кредитования проектов до 20—30 лет. Такие сроки кредитования оправданы, поскольку цель Парижского соглашения по снижению выбросов должна быть достигнута к 2050 году.

Рослесхоз предлагает включить в программу экологического развития РФ до 2030 года следующие направления:

  • разработку решений, направленных на борьбу с обезлесением и деградацией лесов;
  • развитие технологий мониторинга лесных пожаров, лесовосстановления и патологий леса;
  • разработку критериев оценки климатических рисков;
  • развитие технологий измерения поглощения углерода лесами;
  • развитие технологий устойчивого лесоуправления.

В формируемой системе управления климатическими проектами на территории РФ важна прозрачность и согласованность. По мнению Александра Панфилова, её обеспечит создание публичного реестра климатических проектов и реестра углеродных единиц, в котором будут фиксироваться данные всех сделок на углеродном рынке.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё