• Интересное

Уроки COVID. Ждёт ли нас новый виток торговых войн

Владимир Рожанковский

Владимир Рожанковский

финансовый советник, консалтинговая компания «Эмкварта»
  • 7 мин
  • 3 402

Пандемия коронавируса причудливым образом вывела на новый уровень главный стресс 2019 года — торговые войны между США и Китаем, которые сами по себе уже были достаточным событием для радикального изменения любых экономических прогнозов. Как и в любой войне, в данном эпизоде нашей истории, разумеется, были победители и проигравшие. Возможно, последние и не хотели бы себя признавать таковыми, однако на помощь приходят беспристрастные цифры.

За первые 5 месяцев 2020 года дефицит торгового баланса США увеличился почти на 15 млрд долларов и составил 49,41 млрд долларов. В то же время торговый профицит Китая вырос за тот же период на 42 млрд долларов и достиг почти 63 млрд долларов. Германия смогла также остаться в традиционном плюсе, однако торговый профицит ФРГ рухнул с 20,5 млрд евро в начале года до 3,5 млрд евро в мае, и причина здесь вполне понятна — кризис мировой автомобильной промышленности. Италия, несмотря на колоссальный импорт средств индивидуальной защиты и оборудования для медучреждений, как ни странно, в торговом плане тоже выиграла от пандемии: её торговый профицит вырос до 5,7 млрд евро по сравнению с усреднёнными за декабрь — январь 5 млрд евро. В целом, глядя на сводку с внешнеторговых полей, несложно сделать вывод, что страны со слабыми валютами и/или низкой стоимостью труда за время медицинского кризиса ещё более упрочили свои позиции на международной арене, а это значит, что предпосылки для усиления торговых войн стали ещё более отчётливыми.

Как изменилась структура внешней торговли Китая и США за время кризиса COVID-19?

Напомним, что президент США Дональд Трамп поставил три ключевых цели переговорщикам с Китаем со стороны Белого дома в 2019 году, которые и послужили в итоге поводом для торговых войн. Во-первых, Трамп потребовал от Китая заплатить штрафы, по мнению американцев, за кражу интеллектуальной собственности и всю скопившуюся за эти годы прибыль, которая, по мнению Трампа, была незаконно получена Китаем в результате такой деятельности. Во-вторых, Трамп требовал от Китая нормализации торгового баланса, то есть покупать больше американского экспорта, в частности автомобилей и сельскохозяйственной продукции. В-третьих, Трамп потребовал от Китая преференций для американского бизнеса на территории Поднебесной.

Как бы ни был суров урок COVID-19, надо признать, что даже в его отсутствие принудительное исполнение Китаем этих требований натыкалось на огромный диспаритет платёжеспособного спроса в двух странах, а также — будем откровенны — неконкурентное ценообразование большинства американских экспортных товаров (за исключением, быть может, пресловутых соевых бобов, учитывая, что американская аграрная продукция остаётся единственной полностью конкурентоспособной, учитывая неясные перспективы возобновления прежнего уровня продаж Boeing) ввиду раздутых затрат,  прежде всего фондов оплаты труда в США, а также завышенного курса доллара к мировым валютам, от чего, как известно, всегда больше всего страдают соответствующие экспортёры.

Какие сектора внешней торговли США понесли наибольшие потери?

Авиалинии и производство самолётов

По мнению корпорации Boeing, индустрия авиаперевозок выйдет из нынешнего кризиса, вызванного пандемией коронавируса, но для этого может потребоваться от 2 до 3 лет, чтобы вернуться к уровню 2019 года, и ещё несколько лет после этого, чтобы индустрия вернулась к долгосрочным тенденциям роста.

Корпорация «Боинг» недавно объявила о своей инициативе Confident Travel Initiative (CTI), в рамках которой команда её экспертов будет работать над новыми проектами, помогающими минимизировать риски для здоровья авиаперевозчиков в условиях коронавирусной пандемии, а также повышать осведомлённость об уже существующих мерах предосторожности в сфере охраны здоровья.

Туризм

Учитывая «незавершённый» характер ситуации с коронавирусом, пока слишком рано оценивать полное его воздействие на глобальный сектор туризма. По оценкам Всемирной туристской организации ООН (United Nations World Tourism Organization), в 2020 году число международных туров может сократиться на 20—30% по сравнению с 2019 годом. Это может привести к потере 300—450 млрд долларов непотраченных расходов международных туристов во многих странах, для которых эта сфера является ключевой для всей экономики. Для сравнения, вспышка атипичной пневмонии 2003 года привела к снижению турпотоков лишь на 0,4% в том же году. Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) заявляет, что предполагаемый шок может привести к 40—70%-ному снижению экономики международного туризма в 2020 году. Всемирный совет по путешествиям и туризму (WTTC) прогнозирует, что в 2020 году рынок путешествий и туризма может потерять 75 млн рабочих мест по всему миру и 6,4 млн рабочих мест в ЕС. Управляющий директор WTTC считает, что после того, как вспышка будет взята под контроль, туристическому сектору потребуется не менее 10 месяцев, чтобы вернуться на нормальный уровень.

Нефть и нефтепродукты

Резкое снижение мирового спроса на нефть и нефтепродукты было вызвано, главным образом, коллапсом международного транспортного сообщения. Авиационный сектор является вторым после энергетики крупнейшим потребителем нефти, на долю которого приходится почти 11% совокупного спроса на нефть в транспортном секторе. По данным ОПЕК, в нормальной ситуации авиационный сектор потреблял 6 млн баррелей нефти в день. По данным МЭА, в 2020 году мировой спрос на нефть составит 99,9 млн баррелей в день — снижение почти на 90 000 баррелей в день по сравнению с 2019 годом и с предыдущей оценкой МЭА, сделанной в феврале, где предполагалось, что в 2020 году мировой спрос на нефть вырастет на 825 000 баррелей в день.

Ювелирная отрасль

По данным Bloomberg, владелец легендарной корпорации De Beers, которая добывает в ЮАР и продаёт на аукционах большинство своих драгоценных камней, с февраля фактически не продал ни одной партии необработанных алмазов. Сейчас, когда начинают сниматься коронавирусные ограничения, заморозившие мировую промышленность на месяцы, непроданные алмазы представляют собой дилемму: как уменьшить скопившиеся запасы на миллиарды долларов, не подрывая зарождающегося восстановления спроса.

По данным специализированной консалтинговой компании Gemdax, пять крупнейших производителей скопили избыточные складские запасы на сумму около 3,5 млрд долларов. К концу года эта цифра может составить 4,5 млрд  долларов, или около трети годового объёма производства алмазного сырья в мире.

Прочие

Большие потери понёс мировой ресторанный бизнес, а также сферы красоты, здоровья и развлечений. Так, The Disney Company столкнулась с повсеместными предписаниями, требующими пониженной пропускной способности в 10, 25 или 50% от типичного уровня трафика посетителей — но это будет тогда, когда её тематические парки снова откроются. Пропорционально этому ожидаются и потери в выручке, а также снижение количества персонала.

Недавно вновь открывшийся Шанхайский Диснейленд в Китае требует от посетителей предварительного бронирования. Посещаемость в настоящее время ограничена 24 000 посетителями, что составляет около 30% от 80-тысячной вместимости шанхайского парка приключений.

Как изменились финансовые результаты американских металлургов (сталь, алюминий) за время введения пошлин против китайского импорта?

Промежуточные итоги торговых войн в 2019 году оказались более чем двусмысленными. Несмотря на попытки президента США Дональда Трампа спасти американскую алюминиевую и сталелитейную промышленность в лице ALCOA, US Steel и им подобных путём наложения на существенно более дешёвый импорт из Китая импортных тарифов, ключевые финансовые показатели, а также цены на акции американских компаний продолжали снижаться. Рыночная капитализация обеих компаний только за 2019 год упала почти в 2 раза, несмотря на общий рост американских фондовых индексов за этот период.

Насколько политизирована последняя критика Дональда Трампа в адрес Китая и какова в ней роль начала его предвыборной кампании 2020 года?

Безусловно, Дональд Трамп не упускает ни одной возможности похвалиться реализацией своих предвыборных обещаний 2016 года. Но реальность такова, что частично из-за внешних обстоятельств, частично из-за его собственных ошибок достигнутых успехов оказалось не так много. Хотя уровень безработицы в США до вспышки COVID-19 медленно снижался, рабочие места в производственном секторе продолжали сокращаться. Стена на границе с Мексикой не была полностью завершена из-за топографических особенностей некоторых участков соответствующей местности. Военные конфликты завершить также не удалось. Поэтому торговые переговоры с Китаем, которые были так внезапно прерваны COVID-19, и по этой естественной причине считающиеся в Белом доме незавершёнными, остаются для Трампа приоритетом номер один. Судя по тому, какие серьёзные угрозы в адрес китайского влияния в Гонконге и «сокрытия правды о коронавирусе» прозвучали из его уст в начале июня, но которые не трансформировались в итоге ни в какие конкретные действия или законопроекты, можно сделать вывод, что «шумовой эффект» в данном случае важнее туманного конечного результата. Возможно, мы сгущаем краски и истина где-то посередине, но отсутствие у Президента США намерения в срочном порядке до выборов завершить свои многофазовые переговоры с Китаем всё же слишком очевидно. К примеру, при формировании новой политики в отношении Ирана он был куда более последовательным.

Может ли гипотетическая победа Джо Байдена нормализовать американо-китайские отношения?

Рассчитывает ли Китай, что гипотетическая победа демократов в лице Джо Байдена на президентских выборах 2020 года могла бы положить конец торговым войнам? Похоже, такие мысли у китайского руководства были в самом начале президентства Трампа, но сейчас, видя, как единодушно конгресс голосует за различные антикитайские законопроекты, к примеру Holding Foreign Companies Accountable Act, иллюзий больше не осталось. Экономическая борьба с Китаем, похоже, стала главным лозунгом всего политического истеблишмента в США.

Анализируя различные — в большей мере поведенческие — фрагменты взаимоотношений США и Китая, к сожалению, напрашивается предположение, что пандемия COVID-19 не только не помирила торговых конкурентов — две супердержавы мира, но и повысила ставки в этом «кровавом состязании». Список претензий Вашингтона к Пекину существенно пополнился крайне далёкими от торговли и интеллектуальных прав собственности пунктами. Поэтому доводы о том, что для блага сильно пострадавшей экономики нужно вместе выкурить трубку мира и забыть прежние обиды в современную американскую политику превосходства любой ценой, похоже, не вписываются.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё