• Промышленность

Зелёная повестка. Как России снизить ESG-риски

Всеволод Гаврилов

Всеволод Гаврилов

руководитель дирекции по управлению проектами в области экологии и энергоэффективности Сбербанка
  • 6 мин
  • 1 941

Сегодня ESG-повестка становится актуальна для всех стран мира, и Россия не исключение. ESG — это environmental, social and governance (окружающая среда, социальные обязательства и управление). Такие сферы ответственности бизнеса становятся реальным драйвером как затрат, так и доходов.

Социальный запрос на развитие этой темы существует уже не один год, во многих странах OECD (Организации экономического сотрудничества и развития) наличие стратегии и политики управления соответствующими рисками является настолько же естественным фактом, как, к примеру, наличие разрешительной документации. И тем не менее все принципы ESG пока основаны на доброй воле компаний, прозрачности и ответственности. Лишь немногие страны на сегодня обладают разработанной регуляторной базой в этом направлении.

Для российского бизнес-сообщества, по крайней мере для компаний, работающих на внутреннем рынке, ESG — исключительно новое направление, на полноценное становление которого понадобится, возможно, не один год. При этом подавляющее большинство компаний-экспортёров и компаний с международной структурой владения активно внедряют новые ценности. По версии компании PwC, свыше 60% членов советов директоров компаний в РФ считают наличие ESG-политики полезным фактором с точки зрения инвестиционной привлекательности (опрос прошёл в ноябре 2019 года).

Основной причиной того, что компании, работающие на внутреннем рынке, не уделяют должного внимания ESG, можно считать значительную разницу восприятия экологических и социальных проблем конечным потребителем. Все расходы отражаются в стоимости конечной продукции, и если среднестатистический потребитель в Европейском союзе вполне сознательно готов платить премию за экологичность товара, то в странах бывшего СНГ и в России все затраты такого рода пока ложатся на саму компанию.

При этом все три группы рисков чётко дифференцируются по степени значимости как на национальном, так и на международном уровне. Сегодня наиболее актуальны проблемы, связанные с экологией и климатом. С начала года эта тематика освещалась уже неоднократно на международных и локальных площадках. ВЭФ-2020 прошёл полностью под «зелёной» эгидой, председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выступила за «зелёную сделку» Евросоюза, предполагающую инвестиции свыше 150 млрд евро в «зелёные» проекты к 2030 году.

В текущей парадигме выход из кризиса для Европейского союза будет «зелёным», а это значит, что все контрагенты и поставщики вынуждены будут адаптироваться к новым условиям ведения бизнеса. Если раньше ESG-ответственность была добровольным вектором сотрудничества, то с осени 2020 года есть все основания ожидать появления дополнительных требований в сфере ESG, которые будут напрямую влиять на стоимость продукции и доступ к конкретным рынкам.

Реализация

Деловая среда в экономиках с «зелёным» укладом безальтернативно программирует экономических агентов на активное экологическое поведение. Компании из экономик, где ESG-повестка не так актуальна (например, в России), пока находятся в статусе догоняющих. Тем не менее в структуре затрат предприятий появляется раздел «экология». Регуляторная и рыночная мотивация провоцирует поиск решений в экологической инфраструктуре. По оценкам Сбербанка и Минпромторга, в ближайшие 5—7 лет доля затрат на экологию в общей структуре затрат может вырасти до 10—25%.

Сегодня национальные и международные экологические требования не просто инструмент рыночного воздействия, это — реальная проблема, которая имеет материальное выражение:

Через 12 лет динамика антропогенных изменений климата станет необратимой, изменение тренда обходится до $1 трлн/год (IPCC, 2018)

Загрязнение воздуха к 2060 году непосредственно убьет от 6 до 9 млн человек (OECD, 2016)

Связанные с изменением климата катаклизмы обходятся человечеству в 520$ миллиардов в год (World Bank, 2017)

Несмотря на актуальность вопроса, отрасли отечественной промышленности сегодня не имеют удобной информационной и бизнес-платформы для того, чтобы «зелёные» услуги нашли заинтересованных покупателей.

Одно из немногих исключений — энергетика: многие предприятия с зарубежным капиталом и предприятия, работающие на экспорт, активно проявляют интерес к «зелёной» энергии. Для компаний ритейла и автопрома такая практика давно стала нормой. Использование «зелёной» энергии позволяет сокращать суммарный объём воздействия на климат и положительно отражается на отношении покупателей к продукции (PRI, 2019). В отраслях добывающей и перерабатывающей промышленности этот тренд пока присутствует лишь частично. Некоторые предприятия активно используют «зелёную» энергию для позиционирования своих товаров и даже создания новых продуктов (например, «Русал — зелёный алюминий»). Отдельные отрасли (химическая промышленность, металлургия) должны перейти к этой модели уже в 2021 году, когда требования зарубежных отраслевых союзов начнут отражать новые реалии «зелёной повестки» OECD.

Перспективы

Для российской ресурсоёмкой экономики экологические факторы играют наиболее серьёзную роль с точки зрения долгосрочного развития.

Модель Ципфра рангового распределения 3 группы веществ по химической опасности (логарифмический вид, первые 1000 значений)

Данная форма распределения говорит о высоком уровне кластеризации предприятий на территории РФ с точки зрения объёма и состава выбросов. Низкая диверсификация по типам выбрасываемых загрязнителей (менее 60 веществ) говорит о малом числе измерений выбросов. Абсолютное доминирование карбоновых, азотных и сернистых соединений (по соотношению тип/масса) в спектре выбросов указывает на весьма примитивные подходы к экологически ответственному поведению. Все эти факторы уже сегодня отражаются на конкурентоспособности отечественных товаров и в перспективе будут серьёзно влиять на устойчивость бизнеса к кризисным ситуациям.

Для того чтобы последовательно и с меньшими издержками пройти переходный период трансформации, необходимо чётко расставить приоритеты и иметь понятную стратегию с зафиксированными ключевыми точками. Меры по сдерживанию изменений и адаптации к изменениям климата необходимо серьёзно обсуждать, в то время как экологические проблемы в стране необходимо решать уже сегодня.

Сбербанк как обладатель крупнейшего в России корпоративного кредитного портфеля уже идентифицировал риски, связанные с ESG-повесткой, и сегодня ведёт разработку и пилотирование специальных «зелёных» продуктов, направленных на решение задач экологического характера для клиентов промышленности — наиболее проблемной зоны сегодняшней экологической повестки в России.

В перспективе планируется реализация как финансовых, так и нефинансовых сервисов в рамках экосистемы банка, ориентированных на повышение привлекательности экологических проектов для клиентов и поддержку перехода к устойчивой экономике для любых предприятий, работающих как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Читайте ещё