• АПК

Зелёное будущее. Как коровы нагревают планету

Андрей Сизов

Андрей Сизов

директор аналитического центра «СовЭкон»
  • 6 мин
  • 965

Животноводство влияет на экологию планеты сильнее, чем другие отрасли сельского хозяйства. Что делать, чтобы сельское хозяйство перестало способствовать глобальному потеплению?

Претензии к коровам

Десять тысяч лет назад в эпоху раннего неолита люди одомашнили крупный рогатый скот. С тех пор коровы и быки стали верными спутниками человека. Однако в последние десятилетия в развитых странах всё более скептично относятся к крупному рогатому скоту, количество которого в мире достигло 1,5 млрд голов. Виноваты глобальное потепление и лично Грета Тунберг.

количество крупного рогатого скота в мире

Во-первых, коровы считаются одним из главных источников парниковых газов вместе с транспортом и промышленностью. Метан, который активно выделяет крупный рогатый скот, — намного более плотный и «разогревающий» Землю газ по сравнению с обычным СО₂. Вторая претензия — уничтожение лесов для пастбищ и полей для выращивания кормовых культур. Справедливости ради нужно отметить, это касается не только крупного рогатого скота, но почти всего сельского хозяйства, будь то пальмовые плантации или выращивание соевых бобов. В целом же, по оценке Продовольственной организации ООН (FAO), всё животноводство ответственно за 15% всей антропогенной эмиссии парниковых газов, из которых около двух третей вырабатывается при производстве говядины и мяса.

антропогенной эмиссии парниковых газов по вине животноводства

Регуляторы в развитых странах начинают задумываться над введением мер, направленных на ограничение потребления мяса. Например, в феврале 2020 года в Европарламенте обсуждалось введение налога на говядину в 4,7 евро/кг, который, по мнению парламентариев, позволит сократить её потребление в ЕС на 67%, снизить уровень выброса парниковых газов на 3% и уменьшить расходы на здравоохранение. Налогами также предлагается обложить и свинину, и птицу, но в меньшем размере. Маловероятно, что в обозримом будущем такая инициатива может быть принята целиком. Однако c учётом долгосрочного плана ЕС Green Deal (англ. — зелёный договор), который предполагает достижение полной углеродной нейтральности к 2050 году, те или иные меры, направленные на радикальное сокращение выброса метана, весьма вероятно, будут приняты.

Меньше коров, больше молока

Бизнес и сам готовится к сокращению эмиссии парниковых газов. В 2019 году Национальный фермерский союз Великобритании заявил о намерении за 20 лет привести к нейтральному углеродному балансу всю сельскохозяйственную отрасль страны. Австралийская ассоциация производителей говядины и баранины MLA собирается решить эту задачу уже к 2030 году.


В марте 2019 года Arla Foods, крупнейший европейский производитель молочных продуктов, объявил о планах компании сократить выброс парниковых газов на 30% в течение следующих 10 лет и обеспечить нулевой углеродный след к 2050 году. Полгода назад австралийские дистрибьюторы мяса Flinders + Co выбрали своей специализацией торговлю углеродно-нейтральной говядиной — отличный способ маркетинговой дифференциации.

Снизить углеродный след от производства мяса и молока помогают следующие меры:

Повышение производительности. Корова должна (и уже даёт) больше молока в расчёте на то же количество метана.

Оптимизация рациона питания животных.

Селекция животных — выведение новых пород, производящих меньше метана. Работы в этом направлении с помощью генной инженерии уже ведутся.

Полностью же нивелировать углеродный след позволяет приобретение углеродных кредитов (carbon credits) — примерно так же, как при покупке билетов у многих авиакомпаний. Компания, собрав с вас небольшую дополнительную плату, направляет её на проекты, снижающие содержание CO₂ в мире, такие как высадка лесов.

Зелёные мясо и молоко

Производителям говядины и молока стоит поторопиться с «озеленением» своей продукции в глазах потребителей. Растительные аналоги молока уже захватили десятки процентов рынка в США и других странах. Быстрый рост ожидается и в секторе растительных аналогов мяса, в первую очередь говядины. За последнее время на рынке появилась продукция новичка Beyond Meat, который провёл успешное IPO в 2019 году, и традиционных продовольственных гигантов вроде Nestle или Tyson. На днях о запуске продукции из растительного «мяса» заявил и Cargill. Один из ключевых маркетинговых посылов производителей альтернативного молока и «мяса» потребителям — сокращение ущерба для природы.

Спрос на «зелёную» продукцию в России, очевидно, есть, как и общий интерес к более осознанному потреблению. Моду задают мировые знаменитости, зарубежные и русскоязычные блогеры, соцсети, продолжающие живо обсуждать пламенную Грету Тунберг. Говорить о массовости этого явления рано: снижающиеся доходы не позволяют большинству потребителей платить заметную премию за зелёную продукцию. Но и недооценивать тренд тоже не стоит: судя по скорости распространения бургеров Beyond Meat по кафе и ресторанам крупных российских городов в последние месяцы, перспективы у них есть.

На рынке растительного молока, вероятно, уже появился лидер — овсяное Nemoloko, которым несколько лет назад прозорливо решил заняться производитель соков «Сады Придонья». В перспективе следом за Nemoloko на полках российских магазинов появится и растительная продукция традиционных молочных гигантов вроде Danone.

Рынок растительного «мяса» пока находится только в стадии формирования. Помимо импортной продукции есть около дюжины отечественных производителей, большинство из которых пока не выглядит серьёзно. Ниша ещё относительно пуста, и в недалеком будущем, думаю, мы увидим не одну попытку её занять. Бороться за лидерство на рынке будут российские производители мяса и птицы, а также, например, один из крупнейших производителей растительных жиров — ГК «ЭФКО», считающая foodtech-проекты по производству растительных альтернатив мясу и молоку весьма перспективными. Прошлой осенью компания инвестировала 50 млн долларов в венчурный фонд Fuel For Growth для реализации своих планов.

Читайте ещё