Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • АПК

Живая земля: почему начался бум интереса к биопестицидам, микроудобрениям и биостимуляторам

Людмила Орлова

Людмила Орлова

президент Национального движения сберегающего земледелия
  • 7 мин
  • 1 759

Начиная с 1960-х годов химические агрохимикаты вытеснили биологические средства в сельском хозяйстве. Поэтому сегодня использование энтомофагов (насекомых-хищников) и препаратов на основе грибов и бактерий воспринимается скорее как диковинка, а не как прогрессивный подход к защите посевов. Однако уверенно растущий в мировом аграрном сообществе интерес к биопестицидам и биостимуляторам говорит об обратном.

Восходящий тренд на повышение здоровья почв с применением eco-friendly практик — ответ на масштабную деградацию сельхозземель и распространение заболеваний — не растений, но и человека.

Почвенный кризис

В России, как и во всём мире, происходит серьёзный почвенный кризис: 30% почв в стране деградированные, 60% — эродированные, и не могут производить здоровую, полноценную с точки зрения содержания нутриентов, продукцию. К сожалению, мы находимся в числе тех стран, кто принимает минимум мер по восстановлению земель. Лидерами в этом направлении сегодня являются Аргентина, Бразилия, Канада, США, Австралия, где действуют специальные государственные программы и семимильными шагами развивается прикладная наука.

В РФ есть попытки развития органического земледелия, но массовой практикой оно вряд ли когда-то станет. Эта концепция сложна в реализации и даёт меньшую урожайность по сравнению с почвозащитным и ресурсосберегающим земледелием. А нам необходимо не только получить высокое качество продукции, но и сохранить высокую урожайность. Сегодня это возможно при интегрированной защите растений — сочетании химических и биологических методов. Главная задача здесь — улучшить технологию земледелия: использовать почвозащитные и ресурсосберегающие методы, в основе которых лежит отказ от механической обработки почвы — прямой посев (No-Till). Если кратко: не пахать, не культивировать, а оставлять на поверхности растительные остатки и включать в севооборот не менее трёх культур, именно этот способ рекомендован Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН.

Технология прямого посева позволяет увеличивать урожайность. Когда в 2018 году мы только начали переход к ней в нашем пилотном хозяйстве в Самарской области, урожайность пшеницы твёрдых сортов составляла 17 ц/га. В 2019 году мы уже получили 23 ц/га, в 2020 году — 30 ц/га. Причём такие результаты достигнуты далеко не в идеальных условиях: в прошлом сезоне восемь недель была локальная засуха. Такая динамика наблюдается не только по злаковым. Если средняя по району урожайность подсолнечника в прошлом году составила меньше 10 ц/га, то в наших угодьях — 23 ц/га.

Не менее важно, что при прямом посеве мы сохраняем почвенный углерод. Разница в объёмах выбросов углекислого газа при вспашке и почвосберегающих методах растениеводства составляет 80%. Почва — главный ресурс, который может депонировать углерод и снизить антропогенную нагрузку на климат. Во многих странах фермеры уже успешно продают карбоновые квоты — тот углерод, который сохранили при нулевой обработке почвы. Технология активно шагает по планете: уже 180 млн га в мире обрабатывают по ресурсосберегающим технологиям.

Ещё одной востребованных технологией почвозащитного земледелия является посев покровных культур (cover crops). После уборки основной культуры, например пшеницы, сразу же на этом поле сеется люпин или суданская трава, а лучше микс, как рекомендуют учёные. Покровные культуры питают почву, насыщают её макро- и микроэлементами, способствуют развитию микоризы (симбиозу корня растения и гриба), которая помогает корням усваивать почвенные питательные вещества, подавляют сорняки и болезни, предотвращают эрозию и повышают плодородие и урожайность.

Ускорить процесс восстановления также помогают биостимуляторы, органические удобрения и грибково-бактериальные препараты. Они усиливают микробиоту почвы, обогащают её необходимыми микро- и макроэлементами, позволяя полноценно питать сельскохозяйственные культуры.

На международных конференциях западные фермеры часто поднимают тему применения гуминовых веществ (образуются при разложении растительных и животных остатков), и это неслучайно. Приведу случай из Австралии: в 2010 году в стране была засуха и всюду — падение урожайности, за исключением одного хозяйства. Специалисты местного минсельхоза стали изучать, почему у него хороший урожай. Оказалось, эта ферма широко применяла гуминовые вещества. С тех пор на вооружение гуминовые вещества взяли не только австралийские фермеры: во всём мире возвращают вторую жизнь этим довольно старым знаниям.

Природа приходит на помощь

Энтомофаги и другие биологические инсектициды позволяют сократить использование химических инсектицидов. Можно привлекать энтомофагов путём высевания нектароносов или использовать специально выращенных насекомых. И в отечественном сельском хозяйстве есть такой положительный опыт. Однако, если в советские времена энтомофаги выращивались в каждом регионе, то в настоящее время, к сожалению, объёмы производства очень маленькие.

Насекомые помогают не только в борьбе с вредителями. По данным ФАО, более 80% сельскохозяйственных культур нуждаются в опылении пчёлами и другими насекомыми для повышения качества и урожайности. После опыления поля пчёлами урожайность вырастает примерно на четверть.

180 млн га

в мире обрабатывают по ресурсосберегающим технологиям

Если энтомофаги — это насекомые против насекомых, то биопестициды (биогербициды, биоинсектициды, биофунгициды и др.) получаются из бактерий, растений и грибов, их действие направлено исключительно на определённую группу вредителей и не оказывает влияние на других насекомых, птиц и млекопитающих. Объём мирового рынка биопестицидов в 2019 году составил 4,4 млрд долларов и, по прогнозам, достигнет 10,6 млрд долларов к 2027 году при среднегодовом росте 13%. Глобальный рынок биостимуляторов (гуминовых веществ, микробных добавок, экстрактов морских водорослей, аминокислот и др.) в 2019 году оценивался в 2,5 млрд долларов, а к 2027 году он может увеличиться до 5,4 млрд долларов при среднегодовом росте 10,7%. Рынок органических удобрений составил 1,5 млрд долларов в 2019 году и, по оценкам экспертов, будет расти в среднем на 11% в год — до 3,3 млрд долларов к 2027 году.

1,5 млрд $

в 2019 году составил рынок органических удобрений

Одним из наиболее распространённых и опасных заболеваний растений, всё чаще попадающих в конечную продукцию, является фузариоз. Грибок производит микотоксины, которые вместе с хлебом, мясом и молоком попадают к нам на стол. Для борьбы с ним применяется гриб-антогонист триходерма, который помимо гербицидного действия обладает ценными сопутствующими свойствами: увеличивает всасывающую способность корней, усиливает иммунитет растения и переводит имеющиеся в почве питательные вещества в доступную для него форму.

Но в России просто нет официальных методик, рекомендаций, как использовать на нулевом посеве триходерму. В Национальном движении сберегающего земледелия собирали информацию по капле и в итоге всю технологию выстраивали сами. Получились хорошие результаты: патоген ушёл с полей. А спектр таких перспективных биосредств очень широк, и он требует и глубокого изучения. Кроме того, для внедрения таких методик нужны подготовленные профессиональные кадры.

Экспериментальные площадки

В России есть интерес к сберегающему земледелию, но широкое распространение технологии смогут получить только в случае, если появятся научные рекомендации и официально одобренные методики. То есть необходимо, чтобы профильные государственные институты занимались исследованиями и разработкой практических рекомендаций. Нужны площадки для экспериментов в каждом регионе, куда бы сельхозпроизводители могли приехать, посмотреть, изучить, получить консультации.

Сегодня технологии почвозащитного и ресурсосберегающего земледелия (прямой посев, No-Till) и биологические методы внедряют малые и средние предприятия уже почти во всех регионах страны. Агрохолдинги же хотят отработанные, масштабируемые решения, но в России пока нет таких адаптированных технологий. Не хватает и специалистов, это очень большая проблема. Недавно один агрохолдинг решил попробовать энтомофаги, но сразу на большой территории, а для этого нужен энтомолог. На этом и споткнулись: никак не найдут опытного специалиста. Проблематично найти микробиолога почвы или почвоведа.

Вузы Алтайского и Красноярского края, Татарстана, Белгородской, Самарской и Ульяновской областей, Крыма и ряда других регионов более последовательно исследуют почвозащитное и ресурсосберегающее земледелие. Необходим системный подход, специальная целевая программа на федеральном уровне с акцентом на поддержку вузов и науки, чтобы совершить рывок в масштабах страны и своевременно реализовать имеющийся в отрасли потенциал.

Ещё одним действенным механизмом для внедрения почвозащитного земледелия могла бы стать организация или поддержка инновационных хозяйств, чтобы комплексно отрабатывать передовые агротехнологии, начиная с севооборотов, подбора семян и гибридов, применения техники для всех видов полевых операций, цифровых инструментов и биологических методов. Привести почву в идеальное состояние — это огромная работа, хотя и приносящая высокие результаты. К примеру, для каждого поля желательны «свои» покровные культуры, «свой» набор препаратов. Нужны специальные сервисы на основе искусственного интеллекта, которые бы помогали подбирать покровные культуры, семена, средства защиты растений и так далее, учитывая различное состояние почв — по аналогии с дифференцированным внесением удобрений. Но, чтобы создать такие сервисы, нужны серьёзные исследовательские программы, нужна база знаний.

Убеждена, что возможности искусственного интеллекта надо направлять не на управление людьми, а на управление почвой, на решение сельскохозяйственных задач, которые помогают не только выжить планете и нам, но и развиваться в гармонии с природой.

Потребляя дешевую продукцию, бедную на микроэлементы, люди тратят огромные деньги на лекарства. Получается, что сельское хозяйство сегодня работает на бурное развитие фармацевтической промышленности. Пора реализовать наш огромный потенциал для увеличения производства качественной продукции, сохранения почв и укрепления здоровья нации. Ведь ещё Гиппократ учил, что «пища должна быть лекарством, а лекарство должно быть пищей», то есть давать человеку всё необходимое для его здоровья. Для этого у нас есть всё, нужны только желание и воля.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё